Интервью

Андрей Тесленко : "Активистов мало, потому что граждане не верят в свою способность что-то изменить"
Андрей Тесленко  Активистов мало, потому что граждане не верят в свою способность что-то изменить

11 мая 2012 17:38

Москва все никак не успокоится после акции протеста "Марш миллионов", прошедшей 6 мая. После столкновений с ОМОНом, оппозиционеры называют этот день "Кровавое Воскресенье". Навальный и Удальцов "мотают" 15 суток. Граждане устроили "гуляния" и не собираются расходиться. А что же происходит в "сонных" провинциях? Неужели только Москва борется за всю страну? Об этом корреспондент сайта "Коррупция.NET" беседовал с активистом действующего в Алтайском крае Барнаульского Гражданского Движения (иначе – Декабристы) Андреем Тесленко.

- Андрей Юрьевич, планируется ли в Барнауле что-то подобное протестных гуляний, которые проходят сейчас в Москве?

- Вот как раз сейчас в Твиттере обсуждаем эту идею. Хотим выйти в воскресенье с белой символикой, погулять по городу, попеть песни под гитару. Посмотрим, что из этого выйдет.

- Трудно ли было организовать митинг 6 мая?

- Дело в том, шествие не состоялось из-за мошеннических действий администрации Барнаула совместно с прокремлёвскими движениями. Точнее мы все же прошлись по главному проспекту, но без плакатов и лозунгов. Однако основная трудность была не в этом.

За несколько дней до акции меня вызывали в прокуратуру для дачи неких объяснений. Я пришёл с адвокатом и заявил, что я законопослушный гражданин и давать какие-то пояснения мне незачем. Затем меня вызывали в полицию. Я с удовольствием пообщался с начальником отдела обеспечения общественного порядка Барнаула подполковником Мулинцевым, славившемся разгонами наших наномитингов.

На работу ко мне приходил некий подполковник ФСБ Фёдоров и пытался поговорить со мною по душам, на что я опять же ответил, что с удовольствием с ним пообщаюсь в присутствии своего адвоката, если ФСБ пришлёт мне официальную повестку. Повестку так и не прислали, так что встреча не состоялась. К моим родителям, проживающим в деревне за 500 км от Барнаула, приходили какие-то люди то ли из полиции, то ли из ФСБ и просили «повлиять» на сына.

За день до митинга ко мне приехали из прокуратуры, вручив мне предостережение о недопустимости экстремистской деятельности, а спустя некоторое время после их отъезда мне заDDoSили телефон, звоня на него ежесекундно с неопределяемых номеров. Спустя несколько минут я обнаружил, что мне обрезали Интернет - в прямом смысле, вырезав и унеся с собой кусок кабеля в подъезде. Когда я все же вышел в сеть, используя запасную симку, я обнаружил, что наши группы Вконтакте взломаны, все админы лишены прав и забанены, а информация о месте сбора была изменена с Речного вокзала на кинотеатр «Мир». К счастью, мне удалось восстановить контроль над группами, так что провокация не удалась. Неприятностей со стороны силовиков тоже пока не было.

- Сколько сейчас человек насчитывается в рядах БГД?

- Если говорить об активистах, которые, скажем так, публичны, то это несколько человек. Точно назвать сложно, поскольку партбилетов у нас нет. Кроме того, многие люди распространяют листовки, не желая особо светиться. И, в общем-то, я их понимаю, учитывая тенденции властей к запугиванию активистов и закручиванию гаек. На «Марше миллионов» в Барнауле было 200-300 человек. Насколько мне известно, это самый большой митинг, из прошедших 6 мая в Сибири.

- Почему вы называете свои акции «наномитингами»? Так мало народу выходит на улицы?

- Наномитинги - это совсем другая история. Митинги 10 и 24 декабря по всей России были согласованными, барнаульские же чиновники отличились, не согласовав митинги, которые, тем не менее, всё равно состоялись. Мы же рассудили так: раз власти ограничивают права людей на свободу собраний, то пусть митингуют игрушки из киндер-сюрпризов и конструктора «Лего». Уж до их-то прав власти ещё не успели добраться. Однако мы ошиблись, полицейские пытались разогнать дерзких нано-демонстрантов, предварительно переписав и сфотографировав все игрушечные лозунги. А когда им это не удалось (мы сказали, что просто играем), обратились за помощью в прокуратуру, которая таки постановила, что игрушечные митинги - это мероприятия требующие согласования в мэрии.

- И все же, почему так мало активных людей?

- Во-первых, глубинка испытывает довольно серьёзные трудности с доступом к правдивой информации о нынешней экономической и политической ситуации в России: интернет есть далеко не у всех, и ещё меньше пользуются им для получения информации, а не просиживания в Одноклассниках и ВКонтакте. Во-вторых, многие боятся неприятностей, которые могут возникнуть в связи с их участием в протестном движении. В-третьих, многие жалуются на жизнь и правительство, но не верят, что сами они могут как-то повлиять на ситуацию в стране, в регионе.

- Какие требования Декабристы предъявляют местной власти?

- Первое требование – это выборность мэра Барнаула и других муниципальных образований. Также мы требуем реальную свободу собраний. Мэрия упорно не хочет пускать нас с нашими митингами на площадь Советов у здания краевой администрации, которая является сакральной для нашего губернатора Карлина. Еще одно требование – введение выборности мировых судей. Эта возможность предусматривается ст. 6 Федерального Закона «О мировых судьях в Российской Федерации». Местной власти нужно только принять соответствующий региональный закон, но на деле во всех субъектах мировых судей назначают.

- Как Вы считаете, вообще насколько сильно влияют на политическую жизнь страны оппозиционные митинги в регионах?

- Как говорится, курочка по зёрнышку клюёт. По крайней мере, режим уже не может утверждать, что это зажравшаяся Москва с жиру бесится, а вся остальная страна в шоколаде.

- Насколько региональные митинги связаны с московским оргкомитетом?

- Мы являемся частью всероссийского протеста. Однако связаны с московским оргкомитетом только в том плане, что наши акции проходят в один день. Есть некоторые связи с Навальным, Удальцовым, Лигой избирателей, но никаких прямых указаний от них нет. Мы вполне автономны и организуем акции по собственному разумению.

- Поговаривают, что в Москве в порядке вещей платить за участие в митингах. Существует ли такая практика в Барнауле?

- Да, к сожалению, есть информация, что на одном из предыдущих барнаульских митингов было несколько участников, проплаченных одной из зарегистрированных партий. Это было неприятным сюрпризом для меня и моих единомышленников. Представителя этой партии мы поставили перед выбором: либо участвуйте честно, либо не участвуйте вовсе. Проплаченные участники должны оставаться уделом «путингов».

- Спасибо, Андрей Юрьевич, за очень интересную беседу.

Константин Шелихов, специально для «Коррупция.НЕТ»

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: