Интервью

Преосвященнейший Никон: "Pussy Riot несильно отличились от того, что происходит в храме Христа Спасителя "
Преосвященнейший Никон Pussy Riot несильно отличились от того, что происходит в храме Христа Спасителя

19 июня 2012 19:00

Преосвященнейший Никон, епископ Ишимской и Сибирской епархии Русской православной церкви за границей (РПЦЗ), побывал в эти выходные в Барнауле. Несмотря на свой плотный график, общение с прихожанами и решение текущих вопросов, владыка уделил время корреспонденту ИА "Атмосфера" и ответил на его вопросы.

– Владыка, расскажите, пожалуйста, о Русской православной церкви за границей. Это часть привычной всем нам РПЦ?

– Я начну с того, что отправной точкой в развитии Русской православной церкви за рубежом были события Великой Октябрьской революции 1917 года, когда в результате государственного переворота Россия превратилась в социалистическую республику. Потом была гражданская война. В конце войны часть русского народа вместе со своими семьями была вынуждена покинуть пределы родины, эмигрировать в другие страны. Этими русскими эмигрантами по благословению патриарха Тихона была организована Зарубежная церковь. В ее истории было несколько этапов. В 20–30-е годы русские иммигранты надеялись объединиться и освободить Россию от безбожной власти. Тот опыт, который был накоплен в Отечестве, иммигранты смогли сохранить на Западе. За 70–80 лет Зарубежная церковь обрела большие размеры и смогла сохранить православную веру неповрежденной. Она всегда была независима. РПЦЗ точно такая же, как РПЦ, но она имела возможность свободно развиваться. Мы считаем, что Московская патриархия находится в пленении у государства.

– Ваше преосвященство, сейчас в школах вводят занятия по основам православной культуры. Считаете ли вы их необходимыми?

– У меня двоякое отношение. С одной стороны, это очень хорошо, чтобы детям со школьной скамьи преподавались основы православный культуры. Это была бы какая-то альтернатива тому, что дети видят в современном мире. С другой стороны, можно предположить, что это сделано не с благими намерениями. В школах нет настоящих преподавателей основ православной культуры, занятия ведут люди, которые могут быть некрещеными или невоцерковленными, которые не знают ни как молиться, ни как поститься, ни что такое настоящая вера в Бога.

Вера сейчас рассматривается в школах просто как часть культуры русского народа. Заранее запрограммировано, что дети вырастут и будут знать о ней, но они не будут ни молиться, ни поститься. Мне кажется, что кто-то в Московской патриархии осознает эту опасность, что такое неправильное насаждение веры из-под палки должно дать запланированный отрицательный результат.

Этот предмет не надо преподавать как часть русской культуры. А надо преподавать как часть Закона Божьего. Изучая заповеди, дети учились бы правильной нравственности. С детства можно привить, что воровать – грех. Если ребенок это запомнит, ему не нужно будет знать, сколько он будет сидеть в тюрьме за воровство.

– В сознании народа образ священника – скромный человек, живущий в бедности, проповедующий добро, веру и любовь. В реальности мы видим, что некоторые священники живут на широкую ногу – дорогие дома, автомобили…

– Я считаю, что Церковь по своему устроению предназначена быть совестью для народа, должна учить людей, что хорошо, а что плохо. Поскольку Церковь живет на пожертвования, ее задача эти пожертвования отдавать на дела милосердия. Об этом писали святые апостолы в своих посланиях.

До революции можно было найти всего двух-трех священников, которые ходили в дорогом облачении. Как, например, святой праведный Иоанн Кронштадский. У него была ряса из дорогого материала, жертвователи иногда нанимали ему дорогой экипаж, чтобы его куда-нибудь отвезти. Но по своей жизни он был очень бедный человек, у него ничего своего не было. Он принимал, боясь обидеть жертвователей. Современники говорят о нем так: "Брал одной рукой, а другой отдавал". Его супруга всегда жаловалась, что утром он уходил служить в бедные районы Кронштадта, а приходил вечером в одном нижнем белье. Он все раздавал нищим. Все православные христиане самим Евангелием призываются к такому образу жизни – к милосердию, благотворительности. Но когда священник вдруг перестает заниматься благотворительностью и начинает заниматься стяжанием материальных благ, это говорит о том, что у него внутри повреждается вера в Бога. Либо она становится неправильной, нарушенной, либо он просто ее теряет. То есть когда-то он совершает какой-то грех и вместо того, чтобы в этом грехе покаяться, он успокаивает себя, что ничего страшного не произошло. Из-за совершенного греха благодать Божья отходит от человека, а он по привычке продолжает надевать рясу и совершать службу. Постепенно происходит процесс потери веры, и служба Богу, по совести, становится просто ремеслом.

– Не так давно всю общественность всколыхнуло выступление группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя. На ваш взгляд, какое наказание заслуживают эти девушки?

– То, что это произошло, не есть хорошо. Девушки решили таким образом проявить свой протест. Однако мы, как Церковь, можем судить, выносить решения, подвергать церковным наказаниям только членов церкви. Если бы они были верующими, ходили в какой-то православный приход, то их священник должен был бы их наказать, например, отлучить от Святого Причастия, но если они люди маловерующие или не имеющие отношения к Православной церкви, то мы, кроме как помолиться о них, ничего не можем.

В Евангелии много случаев, когда Господь таких людей прощал. Когда к Христу привели блудницу и сказали, что ее нужно побить камнями, Господь написал на земле грехи тех людей, которые ее привели. И потом повернулся к ним и сказал: "Первый, кто без греха, брось в нее камень". Обличаемые совестью они отошли. По своему человеколюбию Господь простил блудницу и дал ей заповедь больше не согрешать.

Позиция Церкви – сказать человеку, что это плохо, больше так не делай. То, что с девушками произошло потом, это результат сращивания иерархии Московского патриархата и государства. Я ни в коем случае не оправдываю участниц этой панк-группы. Было бы лучше, если бы они спели это где-то в другом месте. С другой стороны, их акция несильно отличилась от того, что действительно происходит в храме Христа Спасителя и рядом с ним. В настоящее время это коммерческий центр с автомойкой, автостоянкой, прачечной, и ВИП-зонами, сдающимися на коммерческой основе для проведения различных мероприятий, не имеющих к Церкви никакого отношения. Недавно в Интернете я видел видеозапись, как в одном из залов храма Христа Спасителя была презентация телефона "Верту", на которую были приглашены артисты, пели и выступали эстрадные группы, гости пили спиртное. Разве это норма?

– А должны ли люди выражать протесты? Проводить митинги, "Марши миллионов"? Должна ли Церковь в это вмешиваться?

– Я считаю, что Церковь должна учить жить по правде. Основная функция – вести людей к спасению через правильное понимание совести. Если люди верующие видят, что методы управления ими таковы, что они подвергаются опасностям выживания, вырождения, то, конечно, они должны об этом говорить. "Марши миллионов", наверное, должны быть, но они должны быть правильными и по христианской совести. Но мы в этом, как Церковь, участвовать не можем. Священник не может быть руководителем каких-то политических союзов, организаций.

– Владыка, после шоу "Битва экстрасенсов" стало модно обращаться к экстрасенсам. Есть люди, которые называют себя белыми магами, работают со свечами, молитвами. Как РПЦЗ смотрит на это?

– РПЦЗ, как и любая другая Православная церковь, относится к этому очень отрицательно. Потому что между белой и черной магией, кроме игры слов, нет никакой разницы. Человеку Богом при создании не было дано никаких сверхспособностей. Все, что случается в жизни человека необычного, может быть связано только с миром духовным, но духовный мир полярный. Есть ангелы, есть бесы. Положительные духовные проявления возможны только тогда, когда человек приобретает святость. Многие святые, имевшие дар исцеления, просили Бога, чтобы он избавил их от этого дара, так как они боялись впасть в гордость и тщеславие.

Когда к экстрасенсу приходит клиент, он начинает рассказывать всю прошлую жизнь. Помогают ему в этом бесы – бывшие ангелы, которые были созданы при сотворении мира и знают все секреты человека с его рождения. Когда клиент спрашивает, что делать дальше, то бесы начинают обманывать, давать такие советы через экстрасенса, которые неминуемо приводят в греховный тупик, болезням и даже смерти. Советы экстрасенса или мага, даже белого, настоящего исцеления не дадут. И сами бесы никогда ничего для обращающихся к ним не делают бесплатно. Скажем, вылечат человека от курения, а его кто-нибудь из близких родственников станет вдруг наркоманом. Или избавят от алкоголизма, но человек станет скупым, жадным. Как говорится, один бес вышел, другой зашел. Экстрасенсы не могут дать настоящего исцеления. То, что они используют свечи, – это просто способ заманить доверчивых людей.

– Часто ли вы пользуетесь Интернетом? Как оцениваете возможность общения с прихожанами через скайп, социальные сети?

– Через скайп – возможно, а социальные сети – сомневаюсь. Думаю, что прихожанам некогда находиться в социальных сетях. Это уход от реальности в виртуальный мир. Социальные сети – это лишняя трата времени. Я думаю, что человек должен пользоваться Интернетом лишь как инструментом, скажем, получить, отправить почту, оплатить услуги. А если там жить, то это плохо.

– Спасибо за беседу!

Беседовала Юлия Вяткина 

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: