Интервью

Яков Шойхет : "Медицинской палате Алтайского края предстоит участвовать в модернизации здравоохранения"
Яков Шойхет  Медицинской палате Алтайского края предстоит участвовать в модернизации здравоохранения

29 июня 2012 09:17

20 июня состоялась учредительная конференция Медицинской палаты Алтайского края. О создании этого органа говорили давно и на всех уровнях власти и здравоохранения. И вот теперь объединение медиков есть и в нашем регионе. Как и какие проблемы здравоохранения будет решать палата, корреспонденту "Сибинфо" рассказал Яков Шойхет. Он является президентом Медицинской палаты Алтайского края, заведующим кафедрой хирургии и руководителем НИИ пульмонологии при Центральной научно-исследовательской лаборатории АГМУ.

– Яков Наумович, разговоры о создании палаты в регионе велись уже давно. Почему она создана только сейчас?

– Медицинская палата – это не просто так: собрались три человека и приняли решение. Для ее появления нужны определенные условия.

Во-первых, в стране произошли изменения в отношении к саморегулированию врачебной деятельности. Многие вопросы, которые решаются в здравоохранении, далеки от медицинской практики. Например, медико-экономические стандарты, которые так усиленно внедряются, поддерживаются деньгами и чуть ли не стали критерием для прокуратуры в оценке работы медиков. Но это неправильно. Их следует использовать при планировании бюджета, расходов, но эти стандарты непосредственно к лечебной работе не имеют никакого отношения. Перед тем как лечить по стандарту рак желудка, нужно его диагностировать. Да и сама болезнь может протекать по-разному.

Да, проведена большая работа по модернизации здравоохранения, привлечены большие средства. Врач этого бы сделать не смог. Но важно и улучшение самого медицинского процесса. Эту проблему стало осознавать и общество, и это был первый толчок.

Во-вторых, президент Владимир Путин поддержал внесение существенных изменений в федеральный закон об охране здоровья населения. Речь идет об общественных медицинских объединениях, в основе которых лежат принципы саморегулирования. Во многих странах это давно принято. Теперь и у нас появились законодательные основы для этого.

И, в-третьих, готовность самого сообщества врачей. Изначально по поводу создания палаты в крае были предложения собрать 5-6 человек, в Минюсте зарегистрироваться, а потом уже принимать к себе членов. Но зачем? Мы пошли другим путем, стали усиленно разъяснять необходимость палаты среди врачей.

Вообще же подобная ассоциация приобретает широкие полномочия, если в ней состоит 25% врачей (не медиков, а именно врачей) в регионе. В Алтайском крае 10,5 тысячи врачей. Поэтому для нашей организации необходимо было 2,6 тысячи членов палаты. На учредительную конференцию мы вышли более чем с 2,8 тысячи врачей. Поэтому срок конференции был определен после готовности превысить эту планку. А до этого проводили собрание коллективов, разъяснения, люди становились сторонниками, и это было добровольно. Заявления поступают и сегодня. Любой врач может обратиться к нам.

– О необходимости перемен в системе российского здравоохранения говорят все, но все о разном. Хотелось бы услышать ваше мнение.

– Сегодня очень много недовольных граждан, много недовольных врачей. У нас медиков обвиняют так, как ни в какой стране бы не обвинили. Работа тяжелая, зарплаты маленькие, зато требования огромные. Задача палаты – исправить ситуацию, отрегулировать понятие самого лечебного процесса. Как я уже сказал, качество лечебного процесса не есть соответствие медико-экономическому стандарту. Это удовлетворение населения и конкретного больного качеством медицинской помощи. Сам процесс оказания медицинской помощи нуждается не в экономических стандартах, а в клинических рекомендациях.

Если медико-экономические стандарты могут быть одни на всю страну, то клинические рекомендации не могут быть одинаковыми даже на один регион. Не сравнить крупную больницу краевую и сельскую, где врачей многих специальностей даже нет. Каждая больница должна работать в зависимости от того, какие в ней есть кадры, оборудование, сколько населения она обслуживает. Вот говорят: больному в любой больнице должны оказать одинаковую помощь. Это абсурдно и невозможно. Это просто лозунги людей, которые не понимают лечебный процесс.

Роль палаты по всем этим вопросам – создать документы рекомендательного характера. А уж потом эти рекомендации должны найти отражение в официальных документах. Конечно, в организации самого здравоохранения ведущая роль принадлежит экономистам и финансистам.

– Одна из задач палаты – принять активное участие в разрабатываемой губернатором Алтайского края системе оплаты труда в здравоохранении. Какие интересы вы будете отстаивать?

– Новая оплата труда – это инициатива президента и полномочия федерального центра, а мы просто будем находить те отрасли, которые имеют неадекватную заработную плату. Сейчас у нас жуткий разброс зарплаты во много раз. Есть в крае врачи, которые получают десятки тысяч рублей.

В нашем крае уже были реализованы некоторые доплаты по решению губернатора края Александра Карлина за счет ресурсов края: сделана надбавка хирургам, анестезиологам, терапевтам, операционным сестрам, постовым сестрам.

Сейчас Медицинская палата должна разработать систему интенсификации врачебного труда, чтобы врач не искал совместительства и его рабочий день не длился 10 часов. Надо сделать так, чтобы труд оценивался высоко. Зарплата должна рассчитываться исходя из характера и качества труда, профиля лечебного учреждения, его затрат.

Интенсификация рабочего труда возможна за счет того, что врач выполняет какую-то смежную работу. Например, акушер-гинеколог при ведении беременности сам делает УЗИ пациентке и сам получает надбавку. И нет необходимости держать специалиста, который в свой рабочий день делает всего по два-три УЗИ.

Один из способов повышения зарплаты – переход на контрактную основу.

И в этом вопросе у нас нет противоречий – такой же точки зрения придерживается и управление по здравоохранению Алтайского края и губернатор края.


– А защищать врачей палата будет? Ведь и во всей стране, и в Алтайском крае в частности, врача на куски растащат, если что-то случилось с пациентом. Причем обсуждается это зачастую теми, кто в медицине ничего не понимает.

– Это большая проблема. В палате будет экспертный совет и третейский суд. Но защитить врача в условиях нашего законодательства очень сложно. Например, я работаю в больнице № 5, но если приеду на территорию краевой больницы, то я там не имею права ничего делать, потому что лицензии у меня нет. Лицензию имеет только больница, к которой приписаны определенные врачи. Они могут работать только в этой больнице, за ее территорией работает только скорая помощь. И вот что-то случилось, человек может умереть. Окажешь помощь – могут в случае чего и обвинить, не окажешь – общество осудит. Да и СМИ не последнюю роль играют.

– Почему было принято решение избрать в правление палаты тех, кто был в оргкомитете по подготовке учредительной конференции?

– Это не совсем так. Правление было избрано не только из членов комитета, но и по предложениям. Просто комитет уже поработал несколько месяцев. Люди уже начали входить в эту работу, мы же не можем непрерывно кого-то учить. На заседании правления я предложил рекомендовать ввести в состав правления всех, кто участвовал в работе организационного комитета, и дополнительно выдвинуть кандидатуры. Это было абсолютно демократично. Они были избраны ранее аудиторией более чем 700 врачей.

Александра Черданцева

фото Екатерины Смолихиной 

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: