Интервью

Виктор Толоконский: "Работаю "мостиком" с двусторонним движением"
Виктор Толоконский Работаю

22 ноября 2012 13:36

Полномочный представитель президента РФ в Сибирском федеральном округе Виктор Толоконский уже более двух лет как оставил губернаторский пост и стал федеральным чиновником. О том, что изменилось в его жизни и работе за это время, а также о перспективах развития вверенной ему огромной территории СФО сам Виктор Толоконский рассказал в эксклюзивном интервью "Сибинфо".

– Вы уже больше двух лет занимаете пост полномочного представителя президента в Сибирском федеральном округе. Когда почти 12 лет назад вы стали губернатором Новосибирской области, вы говорили о трех важных для себя проектах – оперном театре, аэропорте Толмачево и Северном обходе. Каков план Толоконского-полпреда?

– С одной стороны, задачи эти не зависят от той роли, какую ты играешь в органах власти, с другой – изменение функций, конечно, накладывает свой отпечаток. Важнейшей моей задачей на посту полномочного представителя является обновление инвестиционного климата в регионах Сибири, чтобы она развивалась.

Очевидно, что потенциал макрорегиона огромен. И это не только природные ресурсы, но и экономика, человеческий ресурс. Реализация потенциала Сибири – всероссийская задача. Когда понимаешь, что здесь есть уникальные природные ресурсы, транспортные коммуникации, сформирован научно-образовательный потенциал, крупные города, приходишь к выводу: развитие сдерживает система управления, инвестиционный климат.

Что касается тех трех инвестпроектов, которые вы назвали, – это именно те проекты, что я в свое время первыми сформулировал перед президентом Владимиром Путиным как некие приоритеты, требующие особого внимания. Может быть, поэтому я их и чаще вспоминаю сам. Это было в начале 2000 года, еще до выборов президента. Конечно, все эти задачи федерального уровня. Сегодня можно выделить инвестпроект по комплексному освоению Нижнего Приангарья, новые мощности по добыче и глубокой переработке нефти и газа.

Мне очень важно улучшить взаимодействие федеральных органов власти с регионами. Здесь я как "мостик", поскольку должен быть максимально эффективным в реализации политики президента, решений Федерации в регионах. А с другой стороны, в сложившейся централизованной системе управления у территорий есть много предложений, которые нельзя осуществить без федерального решения. Таким образом, я в ежедневном режиме работаю "мостиком" с двухсторонним движением. И я должен своей работой сформировать необходимость пользоваться им.

Важно для полномочного представителя и постоянное взаимодействие с гражданами, общественными объединениями. Во всех 12 регионах округа ежедневно работают приемные президента. Ну и большое четвертое направление – кадровые назначения, координация правоохранительных структур и т. д. Это преимущественно непубличная деятельность, но она также является частью работы полпреда.

– Вы долгое время работали на должности губернатора Новосибирской области. Какие у вас сложились отношения с вашим преемником Василием Юрченко?

– У нас (с Василием Юрченко. – Прим. ред.) отношения сложные. Иногда этих отношений вовсе нет. Когда я приходил на должность полномочного представителя, то полагал, что как раз появляется большая возможность именно для Новосибирской области. Казалось бы, давайте использовать мой опыт, объединять усилия. В реальности проявилось желание дистанцироваться, но это его (Юрченко. – Прим. ред.) решение, позиция, характер, в котором я, видимо, ошибался.

Я не вмешиваюсь (в дела области. – Прим. ред.) на ровном месте, только потому, что мне этого хочется. Однако есть такие сферы, где я не могу стоять в стороне. К примеру, не решается в этом регионе проблема обманутых дольщиков. Не мог я промолчать, когда принималось нелепое решение по ограничению проезда льготников. Оно в любом случае плохое. В итоге расходы только выросли. Не могу не реагировать на жалобы. В Мошковском районе летом губернатор с оркестром открывал новую котельную, а тепла нет. Но речь идет только о тех случаях, когда нарушен закон. А когда человек просто обижен, я говорю: есть выборы, давай свою оценку работе власти.

Когда нет инвесторов, я не понимаю, почему игнорируется создание условий, продвижение проектов. Но это уже вопросы к губернатору. Я открыт для взаимодействия.

Кроме Новосибирской области есть и другие регионы с сильными губернаторами: Аман Тулеев (Кемеровская область), Вячеслав Наговицын (Бурятия), Лев Кузнецов (Красноярский край) и другие. Они все обращаются, советуются и воспринимают как помощь. Сами звонят по разным вопросам. А в родном регионе нет диалога.

– В последние полгода вы часто бывали в Алтайском крае, чего прежде не случалось. С чем связано ваше повышенное внимание к этому региону?

– Объективно мой график работы, как бы я его ни выстраивал, очень сильно зависит от событийного ряда. Интенсивность поездок в Алтайский край объясняется двумя простыми факторами. Первое – внутренняя активность самого края, там много событий происходит. Это и День сибирского поля, и молодежный форум ШОС, и т. д. Второе обстоятельство более субъективно. Я говорю о Едином дне голосования 14 октября. Барнаул, Рубцовск, Камень-на-Оби – именно в этих городах Алтайского края проходили крупнейшие выборы.

Отчасти, может, мое особое внимание Алтаю находится где-то на подсознательном уровне. У меня отец родом из Барнаула, и я уже частично знал этот город и край до своей работы полпредом. Там у меня есть памятные места, родственники.

– А в чем вам видится главный потенциал Алтая?

– Алтайский край, как и любой другой сибирский регион, имеет много точек роста. Нельзя сказать, что регион непромышленный. Напротив, здесь больше предприятий, чем в той же Новосибирской области.

Однако мне кажется, что главное для Алтая – это сельская экономика и особый природный и туристический потенциал. Причем эти сферы взаимосвязаны: чем больше туристов, тем больше и спрос на сельхозпродукцию. Да, обе они в сложившихся условиях обладают меньшим, нежели другие отрасли, налоговым потенциалом. Они позволяют решать социальные задачи, но не дают быстрого эффекта для бюджета. Отсюда и некоторое "метание".

Но нужно все равно стоять на этих двух базисах. А для этого должна быть жесткая экологическая экспертиза всех проектов, хорошая транспортная инфраструктура. Здесь должна быстрее повышаться общая культура, потому что иначе и турпотока не будет, а значит, нужно вкладываться в образование, формировать благоприятную культурную среду. Многое делается, хотя краю решение этих задач дается нелегко.

И все же перспективы хорошие. Край и сейчас показывает лучшую динамику по сравнению со многими другими регионами. Но если все эти задачи конкретизировать, успех придет быстрее. К примеру, я прямо советую власти края добиваться преодоления отрицательного миграционного баланса. Это решаемая задача. Нужно поднять ту же статистическую зарплату, разными стимулами, больше строить нового жилья. Бийск, к примеру, строит 40 тысяч квадратных метров, а нужно 100 тысяч для такого города.

– Новосибирск – один из крупнейших мегаполисов России. Не секрет, что ключевым для него является развитие транспортной инфраструктуры. Метро дорого и строится долго. Быть может, лучше переориентировать финансовые потоки на скоростной трамвай, выделенную линию для автобусов (так называемый метробус). Как вам видится решение этой проблемы?

– Решений транспортной проблемы много. Очевидно, что одним метро ее не решить. В Новосибирске автомобильные пробки не меньше, чем в Красноярске и Омске, где нет еще работающего метро. При этом пассажиропоток Новосибирского метрополитена огромен, и представить себе транспортную схему города без подземки просто невозможно. Убежден, что, так или иначе, всем регионам нужно более активно строить дороги.

Сегодня требуется иная организация движения. Дается это трудно, поскольку мы еще находимся в плену советских подходов решения транспортных проблем. Еще в начале 90-х, к примеру, самым мощным инструментом регулирования был светофор. Сегодня понятно, что нужны скоростные магистрали без светофоров. И в Новосибирске эта задача решаема, поскольку город молодой, здесь большинство магистралей широкие. Нужны надземные пешеходные переходы. Пересечения транспортных потоков нужно делать в двух уровнях, в отдельных случаях – в трех. Строить начали, но мало.

Все города должны иметь объездные дороги. Но эти дороги нужно использовать не только для транзитного транспорта, но и для городского. В Новосибирске частично это сделано.

Что до выделенной полосы, не думаю, что она спасет при нашей системе, когда автобусы дублируют метро, против чего я всегда возражал. Но перевозчику принципиально ездить по Красному проспекту. Все интересы путаются… Вот скоростной электропоезд до Академгородка и Бердска – очень даже реалистично. Четкое расписание и 20 минут до Бердска – удобно и снимет часть проблемы.

Устарели и строительные СНиПы, поэтому есть трудности с парковками. Мы угодили в пик автомобилизации. Все это накладывает свой отпечаток. Нужна иная градостроительная культура. Город не должен выходить на окраины и строить там новые города, нужно навести порядок внутри.

– Сибирь богата природными ресурсами и создает львиную долю ВВП страны, но сама при этом получает меньше, чем хотелось бы здесь живущим. Как бы вы оценили сложившиеся межбюджетные отношения? Не пора ли перераспределить финансовые потоки в пользу регионов?

– Это суждение несколько неточно. Оно широко распространено. Многие действительно считают, что Сибирь производит больше, чем имеет. На самом деле это не совсем так. Если посмотреть баланс, то мы увидим: то, что зарабатывается, здесь и расходуется. Это касается макрорегиона. Можно говорить о нескольких регионах Сибири с очень мощной экономикой, которые являются донорами. Другие же территории, напротив, высокодотационны. А потому в целом баланс есть.

Я бы здесь выделил конкретные проблемы, например, учет произведенной продукции. Часть ее учитывается не в Сибири, а в центрах расположения холдинговых структур. То есть производится в Сибири, а цена и прибыль формируется в Москве. Значит, и налог на прибыль получает федеральный центр. Есть здесь законодательные возможности, позволяющие замкнуть все внутреннее производство на Сибирь. Это касается Иркутской, Томской, Омской, Кемеровской областей и Красноярского края.

Есть налог на добычу полезных ископаемых. Он большой, и он на 100% зачисляется в федеральный бюджет. Справедливости ради замечу, что этот налог не совсем "заработанный", и все же у добывающих регионов должен быть свой стимул. Я считаю, что небольшую часть, около 10%, этого налога нужно вернуть регионам, но не как доходы бюджета территории, а как "меченые" инвестиционные деньги, направленные на дальнейшее развитие.

В межбюджетных отношениях можно лучше учесть проблемы Алтайского края, Бурятии, Тывы и других регионов с большим сельским населением. К примеру, регион должен получать компенсацию за то, что государство освободило сельское хозяйство от налога на прибыль.

– Губернаторские выборы в Новосибирской области пройдут не завтра, и все же они уже не за горами. Нет ли желания попробовать вернуться в кресло главы региона?

– Я умею полностью себя отдавать той работе, которой занимаюсь. Мне здесь интересно. Раньше я летал по районам, сейчас – по регионам. Губернатором работал в Москве ради нужд региона, сейчас – округа. Мне принципиально важно быть внутренне свободным. Сейчас я с интересом работаю, открыт для обсуждения дальнейших перспектив. Но сказать, что загружаю себе голову выборами, участвовать мне в них или нет, это в настоящее время не ко мне. Вместе с тем я в процессе, в центре событий и на покой не собираюсь.

– Как у вас складываются отношения с журналистами? Есть ли у вас любимая газета, интернет-портал?

– Мои отношения со СМИ – это скорее отношения с журналистами, нежели с изданиями. Это не значит, что у меня есть близкие журналисты, свой пул. Всегда был противником идеи иметь свои СМИ. Права учредительства на госиздания, как правило, отдавал коллективу. Лучше общаться со многими и быть открытым и коммуникабельным. Мне интересно общение с журналистом. Едва ли я могу поговорить с сотрудниками полтора-два часа на различные темы.

Не было такого, чтобы я был с кем-то из журналистов в "контрах", обиделся на кого-то. Наверное, про меня писали и снимали то, что мне бы не понравилось, но я стараюсь этого не видеть и не слышать. Я умею себя защищать от негативных эмоций, поэтому с интернетом у меня есть проблемы. И не потому, что я там что-то такое могу увидеть. Был случай лет пять назад, когда себе устроил краткосрочные курсы, осваивал Сеть, чтобы внуки не насмехались над моей неопытностью. Набрал свою фамилию… я там такого начитался. Даже представить себе не мог, что может быть такой бред.

Но никогда не позволял снимать фильмы про себя, хотя такие попытки у многих каналов были. Не позволял писать очерки. Есть разумное понимание, что при всей моей общительности и любви к журналистике, я не медийная фигура. Всегда понимал, что читателя, пользователя, зрителя можно перекормить словами, фотографиями и пр.

– Время мемуаров еще не пришло…

– Более того, это время может настать только тогда, когда уже не буду работать на государство.

– У вас наверняка не слишком-то много свободного времени. Чем обычно занимаетесь, когда оно все же появляется? Прежде вас можно было наблюдать на фото с баскетбольным мячом. Есть в интернете видео, как вы поете на одном из городских праздников.

– Дети и внуки скажут: "Его вообще нет дома". Если спросите меня, мне кажется, у меня много времени, и резервы еще есть. Я читаю. Иногда мне важно просто читать, чтобы меня этот процесс завлекал и отвлекал. Это беллетристика, детективы, в общем, случайно подобранная литература. Главное – что-то новое. Так я делаю, когда болею, лечу куда-нибудь в самолете. Второе, когда мне что-то советуют прочитать. Или что-то я сам нахожу. Мне часто приносят авторские книги. Иногда что-то специально смотрю в домашней библиотеке.

Люблю спортивные программы по телевидению посмотреть, когда есть время. Есть в моей жизни также спортзал. Раз в неделю играю в баскетбол. Правда, трудно это сделать регулярно, а потому это либо раннее утро, либо выходной. Также раз в неделю играю в большой теннис. Причем с нагрузками, это не группа здоровья. Мне обязательно нужно выигрывать. Все это проходит не публично, разве что за исключением баскетбола в техническом университете раз в году, 18 мая. Это уже традиция.

Спортом занимаюсь не для пиара. Помню случай: в 1999 году в Барабинске играли в баскетбол в выходной день. Подошла женщина и говорит: "Я знаю, для чего вы приехали, – выборы скоро". Зачем бы я на выборы поехал в майке и шортах?! (смеется)

С микрофоном меня тоже можно увидеть. Сейчас пореже. Два раза в год гарантированно – 9 Мая и на День города. Не скажу, что это хобби и я жить без этого не могу, но это уже традиция. Так же как я привык к баскетболу, так и здесь. Когда-то давно меня попросили, чтобы в центре города, в Первомайском сквере, играли не военные марши, а танцевальную музыку. Пожилые люди сюда приходили и общались, проводили время. Сюда и сам приходил, брал микрофон и сопровождал танцы. Я не пою, я сопровождаю танцы! Уроков никогда не брал. И не собираюсь. Для меня это скорее атрибут публичности.

Могу погулять рядом с домом. Часто бываю на стадионе как болельщик. Причем мне нужно именно болеть. Спорта у нас немало. Иногда хожу в театр и на концерты. В общем, как все нормальные люди. Уникальных увлечений у меня нет.

Павел Быковских

 

фото заглавное: ОИЦ "Сибирь"

фото в тексте пресс-службы Кремля, Андрея Луковского

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: