Интервью

Борис Ларин: "Должность уполномоченного – это повышение, особый статус и ответственность"
Борис Ларин Должность уполномоченного – это повышение, особый статус и ответственность

23 сентября 2013 17:02

Человек с большим стажем работы в краевой администрации Борис Ларин был назначен на пост уполномоченного в конце мая 2013 на сессии АКЗС. О первых результатах работы на новом посту, планах и причинах назначения в эксклюзивном интервью порталу "Сибинфо" рассказал сам Борис Ларин.

– Борис Владимирович, работа уполномоченного по правам человека, безусловно, сложная и многоаспектная. Однако о деятельности этого института населению и СМИ известно не много. Я заметила, что Вы уже сейчас ездите по краю, принимаете участие в семинарах и различных мероприятиях, ведете прием граждан, выражаете точку зрения по злободневным вопросам. Вы намерены вести активную информационную политику в своей работе?

– Конечно, этого требует и законодательство. О своей деятельности я обязан информировать не только губернатора и депутатов, но и население. Первые шаги мы уже предприняли. Например, несколько изменили структуру сайта. Безусловно, будут регулярные встречи с журналистами, я готов общаться и в рабочем порядке.

Работа без информационного сопровождения просто не эффективна. Если какой-то вопрос решен, мы информируем об этом жителей не для пиара, а чтобы они знали, что нужно делать в той или иной ситуации. Мы готовы публично обсуждать проблемы.

– Вы работаете на этом посту уже четыре месяца, с каким количеством жалоб столкнулись?

– Обращений много, их количество растет. В этом году их даже больше, чем в прошлом. С одной стороны, к сожалению, потому что проблем у населения не убавляется. С другой стороны, люди научились обращаться в органы власти, научились настаивать на решении своих проблем.

В частности, по-прежнему растет количество жалоб на действия сотрудников правоохранительных органов. Много обращений по вопросам социальной защиты, хотя часть проблем можно было бы решать на самом низовом уровне.

Увеличивается и количество обращений из мест заключений. Отчасти это говорит о либерализации системы исполнения наказания. У нас есть примеры, когда один осужденный написал 130 жалоб в течение двух месяцев в разные инстанции.

А вот количество обращений по ЖКХ сократилось.

– А если в скором времени введут социальную норму на электричество, как думаете, не возрастут? Вероятнее всего, это тема будет жителями воспринята очень болезненно. Возможно, уже сейчас ведете какую-то работу?

– Решение о том, вводить социальную норму или нет, принимается на законодательном уровне. А ставить под сомнение закон мы не можем. Будем следить, чтобы не было перегибов, как это было, к примеру, с платой за ОДН. Отмечу, что большинство обращений к уполномоченному по вопросам ЖКХ – это, как правило, частные проблемы конкретного дома, квартиры. И многие из них решаются с нашей поддержкой.

Что касается предварительной работы, я стараюсь участвовать во всех публичных обсуждениях по самым острым вопросам, затрагивающим права и свободы граждан. Сейчас, пожалуй, ни один социально значимый закон в Алтайском крае не принимается без общественного обсуждения, публичных слушаний, круглых столов. Значимые законопроекты выставляются для широкого доступа на официальном сайте региона, поступающие предложения и замечания потом обсуждаются. Кстати, напомню, что это требование Указа Президента страны о совершенствовании государственного управления.

– В регионе омбудсмен работает больше 10 лет. Сложились определенные отношения, принципы работы. Что Вы планируете изменить в практике уполномоченного? К примеру, будет ли сохранена система представителей (уполномоченных лиц)?

– Система представителей предусмотрена законом об уполномоченном в Алтайском крае. Реализовать задачи омбудсменам без помощников просто невозможно. И мы эту систему сохранили. Более половины доверенных лиц, работавших с прошлым уполномоченным (Юрием Вислогузовым. – Прим. ред.), остались, остальные – чуть более 40% – новые люди, которые были мной назначены по представлению органов местного самоуправления, общественных структур в городах и районах края.

– А соглашение о сотрудничестве между Вами, детским-омбудсменом Мариной Афанасьевой и уполномоченным по правам предпринимателей Павлом Нестеровым – это ведь новшество?

– Такое сотрудничество является особенностью сегодняшнего дня. В регионе есть уполномоченный по правам ребенка при губернаторе, уполномоченный по правам бизнесменов. В России идет разговор о необходимости введения должности защитника прав инвалидов. Так что взаимодействие просто необходимо. Без обмена информацией, совместного рассмотрения отдельных жалоб работать трудно и неэффективно.

Соглашение о взаимодействии между уполномоченным по правам человека в Алтайском крае, уполномоченным при губернаторе Алтайского края по правам ребенка Мариной Афанасьевой и уполномоченным по защите прав предпринимателей в Алтайском крае Павлом Нестеровым было подписано в минувшую среду (18 сентября. – Прим. ред.) на краевом семинаре с представителями. Документ призван обеспечить наше взаимодействие для обеспечения прав и свобод граждан.

– А с омбудсменами из других регионов уже общались?

– Мне довелось поучаствовать в двух мероприятиях с уполномоченными регионов Сибири и Дальнего Востока. Недавно был в Ханты-Мансийске на семинаре, посвященном правам коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Там я подсмотрел идею, что коренные малочисленные народы должны быть выделены в группу, которая имела бы возможность получать бесплатную юридическую помощь. Я вышел с этой инициативой в краевое законодательное собрание. Уже сделаны изменения в краевой закон о бесплатной юридической помощи. Этим правом будут пользоваться кумандинцы.

– Еще есть какие-то законодательные инициативы, которые Вы готовы предложить?

– Недавно я направлял открытое письмо в Министерство труда и социальной защиты РФ по вопросу обеспечения санаторно-курортными путевками инвалидов. Мне ответили, что слишком много инвалидов отказываются от соцпакета в пользу денег, поэтому средств на санаторно-курортные путевки не хватает. Раз так, надо об этом честно сказать. В законе-то это право есть, но оно не реализуется. Получается, что это нарушение. Проблема существует не только в крае. Сейчас готовится коллективное обращение и уполномоченными из других регионов.

На самом деле много проблем, которые можно поднять, но надо соизмерять желания с возможностями. Бюджетными, материальными, организационными. В этом плане на прежней должности я приобрел неоценимый опыт. Потому что там приходилось принимать решение, исходя из возможностей. Популизм не приемлю.

– Уровень правовой просвещенности растет, но пока недостаточно?

– Безусловно, выстроенная система правового просвещения и воспитания дает плоды. Все больше становится юридических консультаций, приемных различного рода. Я сам являюсь на общественных началах заместителем руководителя регионального отделения Ассоциации юристов России. Наше региональное отделение организовало несколько таких приемных. Очень активно в этом участвуют адвокаты Адвокатской палаты Алтайского края. У нас действуют студенческие клиники в ряде вузов.

Конечно, уровень по-прежнему не очень высокий, хотя я уже сталкивался с исключением из этого пока что правила. Буквально вчера приходила женщина преклонного возраста, которая уверяла, что есть 322-я статья Гражданского кодекса, в которой записано, что уполномоченный может заставить суд пересмотреть дело. Я показал ей, что нет в ГК такой статьи. Но женщина несколько позже принесла мне эту статью. Оказалось, что она из Гражданско-процессуального кодекса. И там установлено право уполномоченного по правам человека на федеральном уровне – истребовать дело в суде для рассмотрения. Вот так и нас иногда учат! (смеется)

– Вы этого сделать не можете?

– Нет. Объем полномочий омбудсмена в РФ и в Алтайском крае несопоставим. Я знаю, что в аппарате уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина рассматривается целый ряд серьезных поправок к действующим законам, в том числе и проект закона об уполномоченных в субъектах Федерации. Если они будут приняты, то наша компетенция будет расширена.

Например, если говорить о возможности истребовать дело в суде. Конечно, речь не идет о том, чтобы подменять судебный орган. Но, возможно, уполномоченный выявит обстоятельства, которые могли бы повлечь проверки в порядке надзора.

Есть предложение законодательно урегулировать взаимоотношения с федеральными территориальными органами власти. На практике все у нас получается, мы активно взаимодействуем, у нас нет проблем ни с руководством ГУВД, ни с УФСИН, ни со Следственным Комитетом, ни с другими правоохранительными структурами. Но в правовом плане это не подкреплено.

– Вы почти восемь лет занимали один из самых высоких постов в администрации края. Теперь характер Вашей работы совершенно другой. Где работать проще, интереснее?

– Все зависит от того, как работать. И как к работе относиться. Конечно, работа в администрации края в составе команды губернатора имела свою специфику. Все-таки это командная работа, где четко выполнялись поставленные губернатором задачи. Поверьте, это очень сложная работа. Даже физическая нагрузка колоссальная. Работа без ограничения по времени и требующая максимального напряжения.

Здесь задачи несколько другие, хотя во многом они повторяются. И в прежней, и в нынешней должности я работал с обращениями граждан. Мы разрабатывали закон по работе с обращениями граждан, создавали приемные губернатора, президента. Сам проводил приемы граждан. Объем обращений был не меньше, чем сейчас.

Уполномоченный к рассмотрению принимает не все жалобы, а в соответствие с законом только те, по которым человек ранее обращался в какие-то иные административные органы, но проблема решена не была. Напомню, что уполномоченный не подменяет своей работой другие органы и не вмешивается в их компетенцию. Этот институт самостоятельный и обеспечивает дополнительные гарантии защиты и восстановления нарушенных прав.

– Как Вы считаете, почему именно Ваша кандидатура была выдвинута губернатором Алтайского края?

– Полагаю, Александр Богданович посчитал, что я подготовлен к этой работе. Мы с ним довольно подробно обсуждали эту ситуацию, говорили о перспективах работы, об ответственности, задачах. Я благодарен ему за такое доверие. Думаю, что не каждого моего коллегу могли бы выдвинуть на эту должность. Полагаю, тут много факторов сыграло роль. Один из них то, что я в прежней должности реализовывал задачи, над которыми работаю сегодня.

– Если бы не решение губернатора, сами бы Вы стали выдвигаться в качестве кандидата на должность уполномоченного?

– Нет, я никогда в жизни сам себя не выдвигал, не боролся за движение по какой-то карьерной лестнице. Я считаю это просто некорректным, у меня не тот характер. Так уж сложилась моя жизнь, мне предлагали те или иные должности, и я соглашался.

– Считаете ли Вы для себя новую должность повышением и почему?

– У любого человека в жизни должно что-то меняться. Я работал заместителем губернатора Алтайского края без двух месяцев восемь лет. Должность уполномоченного, безусловно, это для меня шаг вперед. Я еще раз говорю, это самостоятельный участок работы, и ответственность за эту работу лежит на мне.

Беседовала Александра Черданцева

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: