Интервью

Яков Савченко: "Состав Госдумы №6 зависит исключительно от психологического состояния так называемого тандема"
Яков Савченко Состав Госдумы №6 зависит исключительно от психологического состояния так называемого тандема

20 сентября 2011 14:01

Выборы в Государственную думу уже не за горами. Партии вступают в ожесточенную борьбу, которая уже принимает скандальный характер. 4 декабря решит не только судьбу тех, кто будет сидеть "в депутатах" ближайшую пятилетку, но серьезным образом повлияет на исход выборов главы государства, а в конечном итоге определит жизнь в стране на ближайшее будущее. Каково сегодняшнее состояние нашей политической системы и чего нам ждать от выборов, порталу "СибИнфо" рассказал известный в Сибири и за ее пределами политолог и политтехнолог Яков Савченко.
 
 
- Кто реально претендует на распределение мест в Госдуме после 4 декабря?
 
 
- Я по-прежнему убежден, что состав будущей Государственной думы определяется вовсе не текущими рейтингами и даже не теми участниками процесса, которые как-то пытаются включиться в выборный процесс. Он (состав) определяется исключительно психологическим состоянием нашего так называемого тандема Медведев-Путин. А состав нижней палаты, где не будет устойчивого большинства "Единой России",  для них абсолютно неприемлем. Поэтому, я думаю, что будут предприняты все меры для того, чтобы на выборах "Единая Россия" достигла примерно 55% и еще около пяти процентов разделила за счет других партий, которые не пройдут известного барьера (7% - выборный барьер в Госдуму).
 
Для оживления политического ландшафта в Госдуму также пустят коммунистов и ЛДПР. Что касается "Правого дела", "Яблока", "Справедливой России" и т.д., то ситуация остается неясной. Скандал с уходом Михаила Прохорова от "правых" бьет по позициям Кремля, поскольку дело выглядит так, что он попал под политическое давление. Впрочем, это не придаст ему особых очков и тем более политического веса. Однако это явно не то, на что рассчитывали кремлёвские архитекторы от политики, когда инициировали его выдвижение. То, что это было не личное решение Прохорова, а кремлевский проект, который, возможно, вышел из-под контроля, для меня несомненно.
 
 
- Как вы думаете, почему новые партии не появляются самостоятельно? Они настолько задавлены сверху? Или нет инициативы снизу?
 
 
- Я думаю, что причина кроется в основном даже не в искусственных препятствиях, которые созданы для регистрации новых партий. Ведь можно привести множество примеров, когда в странах с гораздо более жесткой диктатурой образовывались оппозиционные партии, постепенно добивающиеся официального статуса.
 
Причина скорее в нынешнем состоянии общества. Дело в том, что в 1991 году был сделан гигантский опережающий скачок. Но естественное развитие общества в таких случаях предполагает неизбежное наступление реакции, регресс политической жизни в стране происходит непрерывно с 1993 года. В целом  для того, чтобы у нас развивались оппозиционные партии, имеется слишком мало предпосылок.
 
К сожалению, у нас отсутствуют какие-либо партийные объединения консервативного толка, которые бы формировались на основе, например, религиозных взглядов. Их нет.
 
Едва зародившиеся в начале века политические традиции были уничтожены революцией и 70 годами советской власти. Политическое сознание народа и политическая культура крайне низка.
 
Кроме того, период противостояния между коммунистами и демократическими силами (в начале 90-х годов) был слишком коротким, и противостояние при всей своей парадоксальности не было жестким. В итоге на поверхность вышло много различных лидеров, которые, по существу таковыми не являлись, а скорее появились как некая дань моды, как ответ на призыв Горбачева произвести революцию сверху.
 
Последствия этого опережения общественного развития мы видим и сейчас. Даже когда противостояние в обществе было намного более жестким, нежели теперь, основная масса нашего народа оказалась совершенно не задействована и не заинтересована в преобразованиях советского общества и государства. Все те, кто в 90-х занимался политикой, кто мог бы с учетом личного политического опыта строить партию принципиально новую и оппозиционную Кремлю, ушли в частную жизнь, бизнес и испытывают определенную моральную усталость. Поэтому лидеров нет, нет точки кристаллизации. А немногочисленный средний класс слишком дорожит своим текущим статусом для того, чтобы пускаться в рискованную политическую жизнь, чреватую неприятными последствиями. Опыт Ходорковского очень красноречив.
 
 
- Ситуация такова, что с начала 90-х у нас "живут" лишь две партии - КПРФ и ЛДПР, а центристы объединились в "Единую Россию". В чем секрет долгожительства коммунистов и либерал-демократов?
 
 
- "ЕР" – это партия не центристов, а карьеристов, людей не имеющих политических взглядов, самостоятельного мышления и нравственного стержня. От безысходности в эту партию вступило и некоторое количество вполне приличных людей. Но их немного и они погоды не делают. Большинство виляют хвостом тандему и соревнуются друг с другом в примитивной политической лести.
 
Политическое долгожительство и просто долгожительство коммунистических вождей объясняется тем, что свою жизнь они, в отличие от подавляющего большинства советских граждан, провели в холе и неге, со спецпайками, домами отдыха и поликлиниками. А теперь умело спекулируют на чувствах людей старших возрастных категорий. А они искренне разделяют приверженность к социализму, к коммунистическим лозунгам, а поэтому "по инерции" голосуют за Компартию. Кроме того, за КПРФ голосуют и те, кто недоволен своим материальным положением, особенно при сравнении своей жизни после перестройки с жизнью в СССР.
 
ЛДПР остаётся на плаву, что объясняется, с одной стороны, низким культурным уровнем нашего электората, а с другой - опять-таки отсутствием ярких лидеров. Народ умеет развлечь один Жириновский, и чем более пресной становится политическая жизнь, тем больше людей голосуют за него.
 
При нынешнем состоянии нашего общества мы едва ли могли иметь какой-либо иной набор партий. Конечно, есть и субъективные причины. Если бы лидеры демократической части нашего общества были более серьезными и состоятельными в вопросах партийного строительства и вообще участия в текущей политике, то, вероятно, мы бы имели не очень большую партию правого типа, но пока, к сожалению, у нас нет даже ее.
 
 
- КПРФ – это "красная тряпка" для недовольных современным состоянием политической системы…
 
 
- Да, это осознаётся многими, в том числе и в Кремле. Так, например, само появление "Правого дела" на этих выборах – это кремлевский проект, объясняющийся именно тем, что часть людей правых взглядов ввиду разных нововведений по ограничению избирательного права, таких как отмена графы "против всех" в избирательных бюллетенях, не видят возможности для себя проголосовать за тех, кто им более близок по духу, и в отместку голосуют за коммунистов. Часть людей поддерживает КПРФ, по существу коммунистами не являясь.
 
 
- Насколько значительно число таких людей?
 
 
- Оно колеблется. До последнего времени процент поддержки коммунистов падал. Люди видели, что верхушка КПРФ и многие коммунистические организации на местах занимают соглашательскую позицию, как, например, легко проследить на примере Новосибирской области. Но образовавшийся застой и явная фальшь во взаимоотношениях между властью и обществом приводят к тому, что количество протестных голосов нарастает, и часть, в том числе молодых людей и сторонников, в частности, правых взглядов, начинают голосовать за тех, кто выглядит наиболее непримиримым по отношению к президенту и правительству.
 
 
- Вы сказали, что состав будущей Госдумы будет определяться в "тандеме". Может ли народ своим протестным голосованием радикально изменить ситуацию?
 
 
- На выборах в Госдуму, безусловно, нет! В стране отсутствуют какие-либо политические силы, которые могли бы непарламентскими методами отстаивать свою правоту и доказывать, что результаты голосования были сфальсифицированы или получены сомнительным путём. Итоговые результаты будут определены Кремлём.
 
 
- А на региональном уровне?
 
 
- Здесь все зависит от степени профессионализма местных председателей избирательных комиссий и лояльности губернаторов.
 
 
- В случае, если "ЕР" побеждает,  Путин идет на выборы президента?
 
 
- Я думаю, он до сих пор сам не принял решения. Кроме того, вопрос поставлен несколько неверно. Решение (о президентских выборах) для него (Путина) носит более важный характер. И пока он не пришел к окончательному мнению на этот счет, он не будет сдавать уже имеющихся позиций. Я допускаю, что при определенных обстоятельствах  Путин, как президент, был бы готов к более фрондирующему составу Госдумы. Он мог бы выдержать некоторую политическую борьбу. Хотя, вероятнее всего, предпочёл бы от этого уклониться. А коль скоро существует шанс, что Медведев будет оставаться президентом и на следующий срок, то Путин никогда не сдаст Госдуму. Возникновение даже шаткого равновесия в нижней палате между оппозиционными и прокремлевскими силами для него неприемлемо. Поэтому, я думаю, результат вполне предсказуем.
 
 
- Сколько нужно времени нашему парламентаризму, где состав будущего парламента определялся бы непосредственно на выборах, а не в Кремле?
 
 
- Не меньше 15-20 лет. Рассчитывать на быстрые результаты в данном вопросе я бы не стал. 20 лет необходимы даже не для того, чтобы превратиться в страну с устойчивыми политическими традициями, а хотя бы добиться того, что каждый год не будет перекраиваться избирательное законодательство, и борьба на выборах будет вестись более-менее честно и на равных основаниях.

 

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: