Интервью

Сергей Мальцев: "День радио: между фонированием и информированием "
Сергей Мальцев День радио: между фонированием и информированием

7 мая 2013 17:57

Радийщики, связисты и прочие "вещатели", чьи голоса мы слышим в репродукторах, отмечают во вторник, 7 мая, свой профессиональный праздник. В День радио портал "Сибинфо" побеседовал с общественником, координатором проекта "Гражданин наблюдатель" и журналистом станции "Эхо Москвы в Томске" Сергеем Мальцевым о настоящем и будущем голосового эфира.

– Сергей, сегодня много говорится о том, что радио переживает кризис или по крайней мере подвергается различным вызовам, обусловленным временем. Это действительно так?

– Тут дело в том, что это не только радио касается. Вообще вся медиасфера находится в ситуации глубочайшего реформирования. Причем, возможно, невольного. Медиасфера, может, и не хочет меняться, но ей приходится. Понятно, что это высокие технологии, с одной стороны, и технологии визуализации – с другой. Радио, конечно, отстает в этом вопросе.

Общество больше привыкает видеть картинку, нежели слышать звук. К звуку предъявляют требование уже не информировать, а создавать некий фон. В связи с этим и получается ситуация, что количество музыкальных радиостанций, которые прекрасно могут фонировать, превышает разговорные. И это не только российская проблема разговорных станций, а общемировая.

Но в России между тем ситуация уникальная. У нас радио занимает такую нишу, которую оставило телевидение – нишу электронного СМИ с постоянным прямым эфиром. У телевидения, в общем-то, прямого эфира практически нет за исключением нескольких не очень рейтинговых каналов, а радио как раз держит прямой эфир, создавая тот самый интерактив. И если на радио поднимаются какие-то общественно-политические темы, то общество получает практически единственную возможность обсудить это, что называется, здесь и сейчас.

В целом я бы не сказал, что вызовы радио такие уж страшные. Пока что радио никуда не денется.

– Революция на радио предвидится, она вообще возможна?

– Я думаю, что никакой революции не будет. Радио, скорее всего, превратится, как и прочие явления нашей прошлой жизни, в некое нишевое явление, рассчитанное либо на конкретные обстоятельства, либо на конкретную аудиторию.

Понятно, что пока человек едет в машине, радио будет существовать. И ничего не произойдет. Самый главный слушатель – это именно человек в машине.

Второй вопрос, что просто звука становится действительно недостаточно. Количество запросов на видеотрансляцию программ очень большое. И сотрудничество с телеканалами происходит у радиостанций довольно плотно. Какие-то изменения, конечно, будут, но они не станут революционными. Потому что радио – это все равно человек и микрофон.

– То есть, так или иначе, радио в большей степени классично, нежели динамично?

- Ну, знаете, и газета тоже классична. Говорят, что они сегодня пропадают. Но все равно останется часть потенциальных читателей. Пусть их будет немного, пусть газета будет стоить очень больших денег, но тех, кто будет предпочитать не просматривать дайджест в электронной версии, а брать его бумажный аналог, тоже будет хватать.

– Отчасти мы уже затронули сравнение радио российского и мирового. В чем, по-Вашему, главная особенность отечественного радиовещания?

– Сложно сказать. У меня нет очень большого опыта прослушивания иностранных радиостанций. Но могу сказать одно, что как и в целом в СМИ, нас отличает, скажем, от европейского опыта то, что, с одной стороны, на Западе они более свободны в смысле внутренней раскованности. Но с другой стороны, очень хорошо чувствуют грань, через которую нельзя переходить – грань вкуса, грань нравственности и так далее. А нам этого не хватает. У нас если внутренняя раскованность, то до полной потери человеческого облика, а если мы начинаем ставить какие-то морально-этические рамки, то загоняем себя в дикторский пиджак советского времени. Но в принципе, это проблема всех СМИ.

– Коль скоро заговорили о рамках. Влияние цензуры испытываете?

– На "Эхе" никакой цензуры нет, кроме внутренней убежденности журналиста в правоте или неправоте своих слов и действий. Ну и, конечно, редакторская правка. А так никакой цензуры нет. Хотя, просматривая контент "Радио России" или "Маяка", мы видим, что они умышленно обходят многие темы, освещение которых неугодно власти. У нас этого нет, мы говорим обо всех событиях. Во многом это обусловлено тем, что в основе "Эха" лежит частный капитал.

– Вопрос несколько странный, но тем не менее. Активно сейчас слушаете радио или нет?

– Знаете, такая история. До работы на радио я был активным слушателем практически в любое время. Сейчас я продолжаю слушать радио, но, наверное, скорее смотрю его. Я прихожу домой, открываю сайты других радиостанций и смотрю какие-то подкасты, видеозаписи с эфиров. Но теперь у меня нет возможности слушать это все в прямом эфире, потому как я сам нахожусь в прямом эфире, либо готовлюсь к нему.

Александр Шелягин

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: