Интервью

Александр Глисков: "Красноярские праймериз стали полной копией выборов с необходимостью жесткого контроля"
Александр Глисков Красноярские праймериз стали полной копией выборов с необходимостью жесткого контроля

4 июня 2012 14:56

Выборы мэра Красноярска состоятся уже в ближайшее воскресенье. В минувшие же выходные четверо объединившихся в коалицию кандидатов провели внутренние праймериз. Сейчас кандидат от этого объединения уже известен. Но насколько честным был этот так называемый первый тур, отличался ли он чем-нибудь от обычных выборов со ставшими уже традиционными технологиями, "СибИнфо" рассказал руководитель Красноярской школы наблюдателей, выступившей в роли избиркома на праймериз, депутат горсовета, юрист Александр Глисков.


– Как бы вы оценили честность прошедших праймериз?

– Не могу оценивать честность голосования, скажу лишь, что Школа наблюдателей на 200% честно посчитала то количество бюллетеней, которое нам представили. Это все транслировалось в прямом эфире.

К нам принесли 113 урн, в которых было 25 348 бюллетеней. Поскольку мы считали каждую урну отдельно, выявили особенность голосования: были ящики, в которых количество голосов за одного кандидата превышало количество голосов, отданных за остальных претендентов вместе взятых в два, а то и в три раза. Как это оценивать? Пусть каждый определит это сам для себя. В итоге у нас получилось: первый – Коропачинский, второй – Толмачев, третий – Сенченко, потом – Подоляк.

– А коалиция заявляет о 30 тысячах участников праймериз…

– Они добавили еще результаты смс-голосования и голосования на терминалах, но к этому мы отношения не имеем. Школа наблюдателей считала только бумажные бюллетени.

– Число участников 30 тысяч... Не слишком ли мало?

– Это примерно такой же статус, как социологический опрос. Если проводить его корректно, то будет результат и от тысячи, если опросить некорректно 100 тысяч, то и результат будет необъективным.

– Фактически Школа выступила в роли избиркома. По вашим 25 тысячам есть за что карать кандидатов?

– Результаты праймериз говорят о том, что наблюдение за процедурой голосования более важно, чем наблюдение за подсчетом итогов. Как объяснить, например, наличие бюллетеней, которые лежат пачками слипшиеся, за одного кандидата в три раза большее, чем за всех остальных в конкретном ящике.

Если мы говорим, что все прошло в рамках установленной процедуры, то каждая урна должна отражать "среднюю температуру по больнице" плюс-минус пять процентов. Но не может же результат на 200% различаться. У нас есть урны, где победил Коропачинский с отрывом в три раза, есть двух–трехкратное превосходство Толмачева, Сенченко. При подсчете первое время вообще Толмачев лидировал, Сенченко был вторым, Коропачинский – третьим.

– Выходит, праймериз не слишком-то отличались от обычных выборов – были  те же самые технологии?

– Да, это полная копия выборов и их надо контролировать так же, как и настоящее голосование.

Претензии избиркома насколько обоснованны?

– По моему мнению, юристы объединенного штаба допустили ошибку, когда пошли на использование слов "первый тур" и "бюллетень". Избирком за это зацепился и частично изъял урны. Учитывая наше жесткое избирательное законодательство и право избиркомов его широко толковать, а также позицию судов, которые зачастую встают на сторону комиссии, будучи юристом, я бы не стал в такие игры играть со словом "первый тур".

– Выходит, могут еще кого-то снять?

– По суду уже снять никого нельзя, поскольку сроки прошли. Теперь последствия могут всплыть только после подведения итогов выборов 10 июня. Сейчас уже никого снять нельзя. Можно только по собственному желанию, либо по заявлению избирательного объединения.

– В целом насколько значим вообще факт такой коалиции?

– С одной стороны, хорошо, когда политики договариваются и занимают согласованную позицию на выборах. С другой, хотелось бы, чтобы все это, в том числе и праймериз, проходило до выборов.

Ведь когда человек собирает подписи, он берет перед избирателями определенные обязательства. А потом человека не оказывается в бюллетене и у избирателя возникает недоумение. Он может и не знать о праймериз. Есть еще и противоречия между партийными программами. Это тоже нужно учитывать, иначе можно саму идею дискредитировать и прийти к явке, как в Туле, 10%. А этого бы не хотелось.

В целом мы первые, кто нормальные праймериз устроили. Посмотрите, что было в Омске. Но все же есть и у нас недоработки.

Павел Быковских

фото: vecherka.ru 

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: