Интервью

Дмитрий Кислицын: "Запрет на усыновление кузбасских детей гражданами США назревал давно"
Дмитрий Кислицын Запрет на усыновление кузбасских детей гражданами США назревал давно

6 июля 2012 17:59

Совет народных депутатов Кемеровской области в четверг, 5 июля, узаконил запрет на усыновление детей-сирот гражданами Соединенных Штатов Америки. При этом 6 июля Государственная дума РФ рассмотрит вопрос о ратификации соглашения между Россией и США, согласно которому иностранные усыновители будут обязаны отчитываться за приемных детей.

О предпосылках, сути и последствиях принятого в Кемеровской области запрета корреспондент "Сибинфо" спросила поддержавшего его уполномоченного по правам ребенка в регионе Дмитрия Кислицына.

– Дмитрий Владимирович, зачем понадобилось принимать в отношении американских усыновителей такие жесткие меры в отдельном регионе, если этот вопрос будет рассматриваться на федеральном уровне?

– Дело в том, что эта ситуация назревала. Она возникла не вчера – вчера только приняли закон. Вся информация негативная о тех случаях жестокого обращения с детьми на территории Америки, в частности, с кузбасскими детьми, собиралась, скапливалась. Это естественно.

Депутаты проявили такую, я бы сказал, политическую волю. Это решение прежде всего депутатов, это решение властей региона. И мы не полностью, так сказать,"закрыли ворота" для желающих усыновлять. Пока только по американцам. Но американцы большую часть детей усыновляли в свое время из Кузбасса. Причем Кузбасс был одним из лидеров по иностранному усыновлению.

– Почему тогда запрет установили именно сейчас?

– Дело в том, что Кузбасс планирует в ближайшее время очень активно заняться проблемой социального сиротства и вообще проблемами семейного устройства детей из детских домов. Передачи их нашим кузбасским семьям. А для этого, естественно, будем поддерживать всячески, в том числе и материально. Здесь не такая однобокая работа – только запретить и все.

Мы много говорим о демографии, о всевозможных потерях народонаселения, о превышении смертности над рождаемостью и так далее. А сами одновременно фактически сознательно отдаем не самую худшую часть нашего населения, наших недееспособных граждан за границу. Это тоже один из немаловажных моментов в принятии вчерашнего закона.

И просто-напросто те случаи жестокого обращения плюс та ситуация с так называемым ранчо. Наверное, она послужила такой финальной каплей, когда мы фактически увидели, что неугодные дети, от которых отказываются американские приемные родители, помещаются в резервационные пункты (как мы полагаем), приюты, как угодно можно назвать. И очень сложно отследить судьбу этих детей.

– Как вы относитесь к самому соглашению между Россией и США? Оно будет эффективным?

– Я, конечно, понимаю, что соглашение расставит точки над "i", если оно будет ратифицировано. И, соответственно, покажет, как нужно работать, и потребует с американцев отчетов усыновителей.

Но вы знаете, я не первый день в этой сфере работаю. Дело в том, что подобные договоренности были и ранее. И американцы в общем-то отчитываются перед нами, но процент тех документов, той информации, которая поступает к нам сюда, на места, откуда были усыновлены дети, настолько мизерный. И рассчитывать на то, что это будет просто всплеск, вал информации, я, честно говоря, поостерегся бы.

Я все-таки думаю, что стопроцентной картины того, что происходит с нашими детьми там, за морем, мы, к сожалению, не узнаем никогда. Даже благодаря этому подписанному ратифицированному соглашению. Поэтому вчерашнее решение депутатов, на мой взгляд, правильное. Не спонтанное, а выстраданное, и мы к нему шли очень давно.

– Известно, что, к сожалению, в некоторых детских домах буквально торгуют иностранным усыновлением. Возможно ли, что такое продолжится в обход принятого запрета?

– Это тоже, кстати, один из немаловажных факторов, который повлиял на принятие запрета усыновления. Есть нечистые на руку чиновники, которые используют этот механизм в корыстных целях.

Но надо понимать механизм иностранного усыновления. Все проходит через региональный банк данных. Все дети, которые состоят в этом банке данных и подлежат усыновлению, проходят через департамент образования и науки, который и является региональным оператором банка данных. Сведения поступают туда – сколько детей, какие дети усыновляются, откуда, из каких территорий, домов ребенка, детских домов. Поэтому в том, чтобы отследить, абсолютно нет никакой проблемы – все прозрачно и очевидно.

Причем ведь не просто приехали родители из Америки, за один день забрали и увезли. И мы не успели ничего сделать. Нет, документы готовятся заранее, длительное время. До полугода пакет документов собирается, отзывы всевозможные, справки, характеристики и так далее. Потом суд принимает решение об иностранном усыновлении. Как и о любом усыновлении.

Поэтому здесь не может так получиться, чтобы кто-то в обход этого закона смог провернуть вот такую аферу. Механизм отработанный. Он достаточно прозрачен и четко определен.

Марина Петренко

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: