Интервью

Александр Назарчук : "АПК мы сможем поднять только в том случае, если люди будут жить в деревнях и получать там хорошие деньги"
Александр Назарчук  АПК мы сможем поднять только в том случае, если люди будут жить в деревнях и получать там хорошие деньги

28 апреля 2009 10:27

Весть о недавнем участии патриарха алтайской политики Александра Назарчука в работе Консультативного совета при Минсельхозе быстро облетела местные новостные ленты. Орган, состоящий из эксминистров сельского хозяйства, раз в квартал обсуждает насущные проблемы в аграрном секторе, а также делится опытом с действующим руководителем ведомства. Вернувшись в Барнаул, г­н Назарчук рассказал о состоянии отрасли, которой он посвятил всю жизнь.

 – Александр Григорьевич, как вы можете оценить потенциал Елены Скрынник в качестве нового аграрного министра?
 – Елену Борисовну я знаю давно, с момента ее прихода в «Рослизинг». Она – волевая женщина, чувствует внутреннее состояние министерства, знает проблемы. Надо отдать ей должное: в начале своей работы Елена Борисовна со-брала всех и поставила вопрос об обеспечении крестьян техникой. До кризиса аграрии брали кредиты на приобретение машин, а государство компенсировало им процентную ставку. В этом году решили поддер-живать отечественное машиностроение и отменили компенсацию процентов на покупку импортной техники. К ней отнесли и продукцию Минского тракторного завода. А у нас большин-ство пашет на тракторах МТЗ. Предложение Минсельхоза исключить тракторы МТЗ из списка иностранной техники получило отказ. Крестьян такая позиция не устраивает, поэтому мы на последнем заседании совета порекомендовали министру повторно выступить с обращением.
 
– Какой тактики вы бы посоветовали сейчас придерживаться аграрному министру?
– В данной ситуации Елене Скрынник необходимо проявить настойчивость, умело воспользоваться хорошим отношением премьера и не стесняться. Потому что сельское хозяйство сегодня – локомотив экономики. Также я считаю, что она приняла правильное решение, заранее объявив цены закупочных интервенций.
 
– Как вы считаете, насколько сельхозпрограммы, принимаемые правительством, самодостаточны и актуальны?
– Сегодня один из четырех государственных приоритетов – развитие агропромышленного комплекса. Причем ставка делается на личное подсобное хозяйство. Но заметьте: прошло уже три года, а сдвигов никаких нет. Возможно, так закрывается проблема занятости: работы нет, а человек топчется «в своем навозе». Но все-таки я считаю, что это ошибка!
Начали в последние годы активно строить фермы, возрождать то, что разваливали в течение 15 лет. Едешь по трассе – все стоит без окон, без дверей. А теперь сайдингом обшивают. Но можно сколько угодно денег давать на строительство ферм – работников больше не станет. Руководители хозяйств жалуются, что некому доить коров. В основном работают приезжие, например из Средней Азии. Русских дояров почти не осталось. Это – тот вопрос, с которым обязательно столкнется Россия. Даже если будут деньги и программы.
 
– Почему так произошло?
– Мы все эти годы не повышали имидж крестьянина. А потом вдруг заговорили о личных подcобных хозяйствах. Если в деревнях взрослое население еще занимается сельским хозяйством, то дети, как правило, стремятся уехать учиться в город и остаться там жить. Нужно менять идеологию. Считаю большой ошибкой правительства РФ выставить на продажу через аукцион племпредприятия, являющиеся государственной собственностью. Абсолютно уверен: ни Бурлин-ского, ни Стростинского, ни Чистюньского госплемзаводов не будет.
 
– Сегодня алтайские власти активно работают на развитие сельского хозяйства. Какую оценку вы бы поставили выбранному курсу?
– В 2006 году АКСНД принял Закон «О развитии сельского хозяйства», в котором был определен уровень поддержки села в крае и приоритетные направления. С принятием федеральной нормы краевая администрация вынесла предложение серьезно откорректировать наш закон и принять новый, который серьезно ослабил определенные ранее позиции. Ведь он учитывал наши региональные особенности, определял целевые программы в отрасли.
 
– Что вы можете сказать об идее создания особой аграрной зоны на Алтае?
– Суть проекта – в создании приоритета одного региона. Но реализовать его нужно так же, как и в свободной экономической зоне. То есть решать вопросы с налогообложением, кредитованием и государственными бюджетными ресурсами. Создавать особые условия для региона, в котором производится 3-4 процента российского зерна, смысла нет. Приобье, Прикубанье и Придонье нужны всем крестьянам страны, если мы собираемся кормить народ своим продовольствием. Я буду рад, если ошибусь, но у меня складывается такое впечатление, что это очередной пиар.
 
– Говорят, что для нашего аграрного края кризис – это шанс. Разделяете ли вы такую точку зрения?
– Да, сельское хозяйство сегодня – это та отрасль, которая во время кризиса может серьезно поправить свои дела. Россия «ухватилась» за него, как за ту часть экономики, которая не теряет рынки сбыта: кушать надо и при дорогой, и при дешевой нефти. Сельское хозяйство имеет производственный ресурс внутри себя. Это семена, корма, техника, а главное – земля. Имеется неограниченное количество рабочих мест. Поэтому Алтайский край, в котором 50 процентов товаров составляет сельскохозяйственная продукция и ее переработка, имеет шанс легче пережить кризис.
 
– Какие достоинства и недостатки вы могли бы выделить в работе краевого парламента по решению сельхозвопросов?
– Роль законодателя очень большая: утверждается бюджет, определяются приоритетные направления, принимаются целевые программы. Сейчас АКЗС возглавил бывший начальник ГУСХ. С одной стороны, хорошо. Но сейчас стали говорить, например, о бывшей птицефабрике Троицкого района, которую в 2002 году отдали в аренду комбикормовому заводу. Тогда к нам, законодателям, пришел начальник ГУСХ с просьбой о передаче. Мы спрашивали: «Хватит ли сил?» «Да, да», – отвечал он. Поддержали. Сейчас остались одни развалины. Ведь нужно не только слова говорить.
Далее было утверждение программы свеклосахарного производства. Ее вносила администрация края. Теперь надо спросить, почему эта отрасль загублена. Ведь есть конкретные люди, которые отвечают за реализацию законов. Хочет Иван Лоор (спикер АКЗС. – Прим. ред.) или нет, если депутаты уважают себя, ему придется выносить на повестку сессии вопрос о ходе реализации этой программы. Отрасль потеряна навсегда. Самые свеклосеющие зоны края остались без свеклы и без заводов по ее переработке. Теперь в Алейске будут сложности с отоплением жилья (на заводе была котельная), в целом более сотни рабочих мест утрачено.
 
– Какой вы видите перспективу аграрной отрасли России?
– Я, как и многие, не знаю, чем закончится финансовый кризис для страны. Но смотрю на ситуацию с оптимизмом. У Алтайского края есть возможность поддержать свою экономику за счет той отрасли, которой я отдал всю свою жизнь. Также надеюсь, что в этом году мы наконец поймем, что с коррупцией надо реально бороться, а не болтать языком – до сих пор в открытую даются откаты и взятки.
 
– Александр Григорьевич, не секрет, что многих сегодня заботит ваш возврат на политическую арену. Насколько это возможно?
– Не думаю, что я буду возвращаться в политику через какие-то политические партии. Аграрная партия была для меня выстрадана. Мои внутренние убеждения остаются прежними: я критически отношусь и к левым, и к правым. Буду жить беспартийным.
 
– Предлагают ли какие-то заманчивые варианты?
– Предложения поступают почти каждый день: бороться с коррупцией, защищать интеллектуальную собственность. Но я могу заниматься только тем, во что я верю. Пока такого не было. А делать видимость бурной работы, воевать с ветряными мельницами я не хочу. Да и работать «под кем-то» я не могу, государственной работой заниматься – возраст не тот. Поэтому я часто помогаю руководителям хозяйств, советую, как решить проблемы. И вообще, я привык уже к свободному графику.
 
– Вы счастливы сейчас?
– Конечно, счастлив! Я сам все планирую. Много времени отдаю своему участку. У меня есть дом и 15 соток земли. У меня там цветы, грядки. Хотя я могу и купить все овощи, но сажу их сам, вот этими руками. (Смеется.) В теплице уже проросла редиска, к 1 мая можно будет кушать. Я уже побелил все деревья и вскопал пол-участка. Бывает, закончу работать, оглянусь – и самому нравится, как все красиво! Не люблю делать как попало, хочу, чтобы все было отлично.
Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: