Интервью

Георгий Тер-Акопов: "Рано еще расписываться в бессилии существующей пенитенциарной системы"
Георгий Тер-Акопов Рано еще расписываться в бессилии существующей пенитенциарной системы

12 марта 2013 17:16

В России снова заговорили о создании частных тюрем. Теперь уже устами руководителя Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Геннадия Корниенко. Он даже сообщил, что в стране "есть подвижки в плане создания частных тюрем". И снова возникает вопрос: а почему решить задачи, заочно возлагаемые на частные тюрьмы, не могут учреждения государственные? Свое мнение в беседе с корреспондентом ИПП "Сибинфо" в День работников Уголовно-исполнительной системы высказал адвокат Московской коллегии адвокатов "Князев и партнеры", специализирующийся на уголовном праве, Георгий Тер-Акопов.

– Георгий Рубенович, вы за частные тюрьмы? Вот, например, Геннадий Корниенко считает, что с помощью этой программы можно реализовать те проекты, которые запланированы концепцией развития уголовно-исполнительной системы.

– Если говорить вообще, могут ли существовать частные тюрьмы в России, то, вероятнее всего, могут. Вопрос в том, насколько это необходимо. Я считаю, что рано еще расписываться в бессилии и негодности имеющейся системы. Прежде чем от нее отказываться и вводить что-то новое, необходимо попытаться наладить ее нормальную работу.

Да и как можно говорить о частных тюрьмах, если в государственных такой уровень коррупции. Да и во всей стране.

Помимо этого, серьезно нарушаются санитарные нормы содержания в государственных тюрьмах и СИЗО. Тут такое несоответствие нормам международного права и нарушение прав человека! Закон нарушается на каждом шагу. Например, медицинское обслуживание в СИЗО. Содержащиеся под стражей жалуются на невнимательность медицинского персонала и отсутствие лекарств, низкие возможности получения качественной помощи, отсутствие узких специалистов и возможностей обследования. Не исправило положения и Постановление Правительства РФ от 14.01.2011 N 3 (ред. от 04.09.2012) "О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений" (вместе с соответствующими Правилами), которое устанавливает правила медосвидетельствования подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений и перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений.

На практике добиться такого медицинского обследования практически невозможно, а если родственники и добиваются этого, руководство СИЗО строит всякие козни: не предоставляются ключевые медицинские документы, бывают случаи фальсификации, например кардиограмм. Отчасти причина в том, что недостаточно государственного финансирования. С другой стороны, это низкое качество работы персонала, с третьей – низкие зарплаты. Низкие зарплаты персонала СИЗО и других учреждений исправительной системы в общем приводят к таким негативным явлениям, как стремление персонала хоть на чем-нибудь заработать. Так, заключенные получают преференции в режиме содержания, получают телефоны и другие запрещенные предметы. Бывали случаи, когда в камерах СИЗО ставили самодельный самогонный аппарат. Ведро, кипятильник, целлофановый пакет и сахар – самогон готов. То же самое и по нормам содержания. Вне зависимости от того, что совершил человек, он должен иметь возможность осуществлять личную гигиену. А когда в камере по 30-40 человек, а "баня" раз в неделю, какая же это будет гигиена.

Вот и придумывают самодельный "душ": вставая ногами на унитаз ( где он есть), накрываются целлофаном, заправляя края внутрь унитаза, а сверху поливаются водой. Как говорится, "русский ум изобретет на зависть всей Европы". Если исходить из этого, то можно предположить, что в частных тюрьмах условия должны быть лучше. Ведь платить за содержание в них будут сами заключенные. Главное, чтобы не получилось, как говорится в поговорке: "за Ваши деньги – любые капризы". А ведь тем, кто сможет платить за свое содержание в частной тюрьме, может захотеться джакузи в камеру, икру, шампанское и прочее….. Государство все это должно контролировать. Но если оно не справляется с контролем и соблюдением всех требований законов в государственных тюрьмах, какой же контроль будет над частными тюрьмами?

– Ну, видимо, предполагаются какие-то стандарты содержания и для частных тюрем.

– Так стандарты есть и для государственных. Но, повторюсь, они не соблюдаются, как положено.

– А как насчет возможности зарабатывать трудом заключенных деньги? По одному из вариантов развития этого нового направления – главный смысл в возможности частному инвестору извлекать выгоду из труда осужденных. Получается выгода для всех трех сторон: государство экономит, бизнес и заключенный зарабатывают.

– Так государство и заключенные могут и сейчас зарабатывать. Везде, где есть производство, людей правдами и неправдами заставляют работать задешево. Я знаю много историй, когда человека отправляют в хозотряд СИЗО, он там вкалывает в надежде на то, что получит УДО. Но как подходит время, к нему придираются и отправляют обратно на зону, на его место ставят работать нового человека. Так что дело снова в контроле. В местах отбывания наказания заработная плата смехотворно низкая. Думаю, если бы труд заключенных оплачивался достойно, то они соответствующе и работали бы, обеспечивая свои собственные нужды, и, находясь в местах лишения свободы, не были бы обузой для семьи, а наоборот, помогали бы семьям или готовились к освобождению. Все можно достойно и выгодно организовать и с помощью имеющихся ресурсов.

Теперь давайте порассуждаем о том, что такое наказание и какие цели оно преследует. Во-первых, это исправление осужденных. Как оно зависит от условий содержания? Считаю, что условия содержания должны быть строго регламентированными, не унижающими человеческое достоинство. Осужденный в обязательном порядке должен ощущать, что такое лишение свободы и претерпевать тяжесть ограничений. Но он не должен озлобляться, иначе он никогда не исправится. Другая цель – восстановление социальной справедливости – означает адекватную компенсацию ущерба, причиненного совершенным преступлением, за счет, по возможности, равнозначного лишения или ограничения прав и свобод лица, совершившего преступление. При этом, если условиями условно-досрочного освобождения станет полное, а не существующее на сегодняшний день формальное возмещение потерпевшему причиненного преступлением вреда, отбывающему наказание надо дать возможность заработать эти деньги, а не "вешать" эту обязанность на семью осужденного.

Всякое преступление есть посягательство на установленный в обществе правопорядок, соответствующий нравственным ценностям общества и воспринимаемый общественным сознанием как справедливый. Поэтому наказание как форма государственного реагирования на преступление преследует цель восстановить социальную справедливость, нарушенную преступлением. Это означает одно: богатый педофил или убийца ни в государственной, ни в частной тюрьме не должен создавать себе комфортные, "блатные" условия. И если на сегодняшний день государство "пробуксовывает" с обеспечением норм содержания с "гиперперегибами" как в сторону не соответствующих стандартам условий содержания, так и в сторону неоправданно смягченных для определенного контингента, то что будет в частных тюрьмах? Ведь все, что частное, – это бизнес, преследующий цель – получение прибыли. А сегодняшний бизнес не гнушается ничем, главное – получить сверхприбыль. И не дай бог, если источником такой прибыли станет частная тюрьма.


Александра Черданцева. Специально для "Сибинфо"  

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: