Интервью

Альбина Комович: "Если более 20% семей в Красноярском крае являются малообеспеченными, то о каком счастливом детстве можем мы говорить?"
Альбина Комович Если более 20% семей в Красноярском крае являются малообеспеченными, то о каком счастливом детстве можем мы говорить?

21 апреля 2011 16:04

 Проблема защиты прав детей стоит в нашей стране очень остро и работы у уполномоченных по правам детей, как в регионах, так и на федеральном уровне хватает. Регионы Сибири, к сожалению, также не исключение. Огромное количество малообеспеченных семей, падение нравов и моральное разложение лишь способствуют ухудшению ситуаций с правами детей как в целом по стране, так и на уровне субъектов. Как эта ситуация выглядит со стороны детских омбудсменов в регионах, и, в частности, в Красноярском крае, - в интервью информационно-политическому порталу "Сибинфо" рассказала уполномоченный по правам ребенка в крае Альбина Комович.

 - Вы уже не первый год работаете в должности уполномоченного по правам ребенка. Насколько сегодня сложна ситуация с соблюдениями прав несовершеннолетних?
 
- Ситуация действительно сложная. В 2010 году нарушение прав несовершеннолетних – это вторая по значимости позиция в общем рейтинге краевых проблем, связанных с правами человека. Главной причиной является общее усложнение условий жизни, обусловленное падением реальных доходов и состоянием рынка труда. Незащищенность взрослых от социально-экономических катаклизмов напрямую отражается на положении детей. Свое недовольство жизнью, раздражение взрослые чаще стали вымещать на самых слабых – детях. Именно рост жестокого отношения к детям даже во внешне благополучных семьях фиксировали за последние два года и правоохранительные органы, и сотрудники аппарата уполномоченного по правам ребенка.
 
Ребенок полностью зависим от взрослых. Если, по статистике, более 20% семей в крае являются малообеспеченными, то о каком счастливом детстве можем мы говорить? По нашей инициативе был проведен социологический опрос на тему "Профилактика семейного неблагополучия, насилия в отношении детей". Результаты исследования в 15 территориях показали, что 23% детей испытывают на себе жестокие методы воспитания. По итогам 2010 года в Красноярском крае более шести тысяч несовершеннолетних находятся в социально опасном положении.
 
Мы вынуждены наблюдать рост жестокости  как в семье, так и в школе, где фиксируются факты проявления жестокости детей друг к другу.
 
- Что  лично вы можете сделать в спорных ситуациях? Хватает ли вам полномочий для решения проблем детей, когда власть выносит решение не в их пользу.
 
- Мои действия зависят от ситуации. Прежде всего я обращаюсь в соответствующие органы социальной защиты, органы образования и т.д. Чаще всего работаю в качестве согласительной комиссии. Усаживаю за стол переговоров всех лиц, причастных к возникшей проблеме, связанной с нарушением прав ребенка. Формулирую свои заключения для судебных процессов, присутствую в судебных заседаниях, но надо понимать, что по существующему законодательству я не могу изменить решение суда.
 
А вообще очень многое зависит от понимания и политической воли руководителей территории. У нас в крае, к счастью, это понимание между уполномоченным по правам ребенка и первыми лицами существует. И полномочий у меня достаточно. При этом я должна действовать строго в рамках закона. Другое дело, что законодательство иногда несовершенно. Например, до 2005 года при продаже квартиры согласно статьи 292 ГК требовалось разрешение от органов опеки, а потом была принята новая редакция, которая отменила данное условие. Это серьезно усложнило положение детей в плане гарантий по обеспечению жильем.
 
- Глава Следственного управления СК РФ по Красноярскому краю Игорь Напалков  в конце марта выразил обеспокоенность числом преступлений сексуального характера, которые совершаются в отношении детей, заявив, что они чуть ли не "поставлены на поток". Что, по-вашему, способствует такой распространенности преступлений педофилов и как с этим бороться?
 
- Проблема, о которой говорил руководитель следственного комитета, увы, существует. Причины? Падение морально-нравственных устоев общества в целом. Раньше на всех подобных извращениях стояло табу. К ним не подогревался интерес, как сейчас, через СМИ в том числе. Поставленная на поток сексуальная пропаганда, облегченный доступ к порнографии, растление с детского возраста. Результат? Человек, увлекающийся детской порнографией с участием детей, рано или поздно совершает сексуальное насилие над ребенком. Бороться с педофилами можно только ужесточением наказания и установкой запрета на пропаганду секса и насилия по всем каналам коммуникаций.
 
- Есть ли в крае система социальной адаптации детей, жертв педофилов, насколько хорошо налажена эта работа?
 
- В крае существуют учреждения социальной адаптации детей, подвергшихся сексуальному насилию: это центры социальной помощи семье и детям, кризисные центры, психологи есть во всех, практически, социальных учреждениях. Но при этом есть другая сторона больной темы – дело в том, что тема эта часто носит скрытый характер – родители стараются скрыть происшедшее из-за сложившегося в обществе отношения к подобным событиям – ребенок испытывает стыд, родители. Не все, к сожалению, обращаются за помощью по реабилитации. Еще страшнее ситуация, когда насилие происходит со стороны родного отца или отчима. Ресурсы оказать психологическую помощь есть, главное, чтобы за ней обратились.
 
- Где больше проблем, сложнее ситуация с соблюдением прав детей в Красноярске или в районах края? И с чем это связано?
 
- Мы фиксируем случаи нарушения прав детей и в краевом центре, и в районах. Другое дело, что в городах больше условий для реализации детских прав. Родителям проще найти работу, больше возможностей. Это касается и образования, медицинского обслуживания, культуры и спорта. На селе – отсутствие работы, алкоголизация населения набирает обороты быстрее, чем в городах. Из этого можно делать вывод, что в деревнях и селах сложнее обеспечить реализацию прав ребенка.
 
- Недавно детский омбудсмен Павел Астахов отчитывался перед президентом России о своей деятельности. Дмитрий Медведев остался доволен его работой, но призвал уполномоченных, что работают в регионах, быть более активными. Позволяет ли вам законодательство активно решать проблемы детей? Есть ли здесь какие-либо помехи для активизации деятельности: объем финансирования, штат…
 
- В целом  существующее законодательство дает уполномоченным по правам ребенка широкие возможности для решения детских проблем. Другое дело, что во многом результаты работы зависят от личности, авторитета уполномоченного. При том, что мне хватает полномочий, хотелось бы, чтобы был принят модульный Закон о региональном уполномоченном по правам ребенка. Необходимо внести изменения в 159 Закон "О дополнительных гарантиях детям-сиротам, детям, оставленным без попечения родителей" на предмет закрепления, обеспечения и сохранности для них жилья.
 
Честно говоря, не хватает человеческого ресурса – за мной закреплены всего два специалиста аппарата уполномоченного по правам человека в Красноярском крае. Мы работаем в пожарном режиме, цейтнот постоянный. У нас большая территория – ездить приходится много, обращений много, хотелось бы больше заниматься продвижением вопросов профилактики семейного, а значит, детского неблагополучия, участвовать в законотворческой работе.
 
- Как у вас налажено взаимодействие с Павлом Астаховым? Какова его роль в решении проблем с правами ребенка в регионах  и, в частности, в Красноярском крае?
 
- С Павлом Астаховым у нас сложились хорошие рабочие отношения. Его поддержку ощущают все уполномоченные в регионах. Мне пока не приходилось прибегать к его помощи, все вопросы удавалось решать на краевом уровне, но я знаю примеры, когда в регионе пытались заменить уполномоченного, но Астахов отстоял правозащитницу. Благодаря его деятельности вырос авторитет детских правозащитников, уполномоченные по правам ребенка появились практически во всех регионах, а когда-то нас было всего 18.
 
- Как налажено взаимодействие между омбудсменами в регионах Сибири? Практикуется ли обмен опытом между вами?
 
-Конечно, в полном объеме существует взаимодействие региональных уполномоченных. Есть Ассоциация уполномоченных субъектов РФ, подписано соглашение о взаимодействии, действует сайт. Два раза в год мы встречаемся на съездах,семинарах, где происходит обмен опытом. Последний из них состоялся недавно в Тюмени. Еще один пример взаимодействия – на Красноярский форум "Общество, доброжелательное к детям", который пройдет 27 апреля, приедут детские омбудсмены из Томской и Новосибирской областей и Бурятии.
 
- Есть ли в планах открытие онлайн-приемной, вообще более активного выхода в Интернет?
 
- Планы есть по открытию онлайн-приемной. Но ресурса пока не хватает – кто-то ведь должен работать в этом направлении ответственно и постоянно. Мы и сейчас получаем массу вопросов по электронной почте и отвечаем на них.
 
- На что устремлена ваша деятельность сегодня? Какие проблемы с правами детей стоят наиболее остров крае и что нужно для решения этих вопросов?
 
- Самые проблемные сегодня вопросы – жилищные. Это касается обеспечения права на жилище детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Мы наблюдаем недостаточное финансирование в бюджете по этому направлению, встречаются случаи волокиты со стороны чиновников. Трудно решается жилищный вопрос и для многодетных семей, для семей с детьми-инвалидами. Несмотря на ежегодное увеличение средств на приобретение жилья для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного жилья, их все-таки не хватает. Особенно остро этот вопрос стоит в сельских территориях.
 
Меня также очень беспокоит то, что растет число обращений со стороны родителей, дети которых имеют ограничения в развитии. Участились примеры нетерпимости по отношению к таким детям со стороны родителей здоровых детей, требующих убрать нездорового ребенка из детского сада или школы, так как эти дети нуждаются в повышенном внимании. Я все-таки за толерантность, за сочувствие и доброту.

 

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: