Интервью

Андрей Лоскутов: "Проблему табакокурения в стране нужно решать "на уровне травы" – через поиск корней"
Андрей Лоскутов Проблему табакокурения в стране нужно решать

31 мая 2013 16:54

Всемирный день отказа от табака отмечается в пятницу, 31 мая. В контексте того, что уже с завтрашнего дня курильщики России столкнутся с действием вступающего в силу антитабачного закона, портал "Сибинфо" побеседовал о насущных проблемах любителей и противников сигарет с президентом Российского сигарного союза, исполнительным директором Общероссийского движения за права курильщиков Андреем Лоскутовым.

– Андрей Иосифович, есть ли у вас ощущение, что в последнее время наблюдается заметный антагонизм – некурильщиков и курильщиков сталкивают лбами? И можно ли при защите прав одних избежать подавления прав других?

– Конечно же, я уверен, что проводится целенаправленная работа по столкновению двух половин России – курящей и некурящей. Лодку очень серьезно раскачивают. Глядя на реальную ситуацию и то, как растет градус отношений между теми, кто не курит, и теми, кто курит, я вижу, что нас пытаются столкнуть лбами так, чтобы высечь искру. Для чего эта искра понадобилась – явно не для того, чтобы от нее прикурить.

– Вообще, в тех думских инициативах и законах вы как курильщик находите здравое и положительное зерно?

– Прежде всего, здесь есть правильно названная цель – в России курят очень много. И с этим, что очень хорошо, согласно подавляющее большинство и из тех, кто курит, и из тех, кто не курит. По этому пункту существует понимание между сторонами. Но вот дальше начинается полное непонимание.

Мы вдруг начинаем идти не к решению проблемы, а ровно в противоположную сторону, поскольку этот закон, который вступает в силу с 1 июня, – это закон про то, как нельзя, нельзя и еще раз нельзя. Но как взрослые люди, которые долго курят, мы понимаем, что словом "нельзя" табакокурение не победишь. Словом "нельзя" не остановишь курильщика. Зато словом "нельзя" молодого человека, молодого курильщика или вовсе некурильщика, наоборот, расположишь к этому продукту, потому как все запретительное – оно притягательно.

И получается удивительная вещь – за последние пять лет возраст прикосновения к табаку помолодел с 13 до 11,5 года, а количество "нельзя" увеличилось. Это означает только одно – мы идем не по тому пути. Мы делаем то, что проблему не решает, а напротив, ее обостряет.

– Вы сейчас затронули проблему запретительных мер. Желание постоянно говорить "нельзя", изъявляемое сверху, – это особенность отечественной политической культуры? С чем связана такая любовь к запретам и табу?

– Я выделю здесь несколько моментов. Во-первых, запретительный элемент в действиях нашей власти – это действительно элемент нашей культуры. Весь мир пошел по пути ограничительного воздействия на проблему табакокурения. Но у нас пошли по пути "запреты, запреты, запреты и плюс еще ограничения".

Второй момент. Табачная проблема очень сложна. Смотрите, когда европейцы открыли Америку, в Старый Свет из Нового было импортировано более тысячи разных продуктов – помидоры, картофель, маис…Но только один табак настолько пришелся человеку по душе, что завоевал треть населения планеты и половину взрослого населения России. Так, значит, что-то в нем такое есть. Ведь помидоры – хорошая штука. А картошка – вообще идеально! Но мы не идем с вами на работу и не берем с собой авоську помидоров. Мы не берем с собой картошку с салом. Но мы берем с собой заветную пачку, в которой, видимо, что-то есть, которая что-то может дать.

А значит, проблему нужно решать, как говорят финны, "на уровне травы" – искать корни, искать, то, что создает проблему. Вот этого наши депутаты, которые бились за законы в 90-е годы в режиме борьбы и дискуссии, делать не хотят. Они поняли: "Слушай, зачем? Когда у нас такие зарплаты, когда все так здорово, когда в Госдуме не место для дискуссий. Можно же просто писать на бумажках законы, где прописано, как хорошо быть богатым и здоровым, а не бедным и больным".

Эти законы не дают механизмов реальной работы, зато не нужно пахать, а можно просто выпускать бумажки, как бешеный принтер. Что выберет депутат? Он выберет неприкосновенность, зарплаты, спецстатус и право выпускать бумажки, нежели реальную работу. Вот два аспекта, которые бы я выделил.

– То есть по большому счету получается, что дискуссия в обществе относительно табакокурения и отсутствие таковой в парламенте – это зеркало нашей политической и общественной реальности?

– Смотрите, на самом деле дискуссия была. Но гора родила мышь. Они нас слушали, но не захотели услышать. И это говорит только об одном – о том, что с курильщиками или некурильщиками вообще никак не связано. Это говорит о том, что власть не зависит от избирателей.

Мы к своему ужасу понимаем, что обычный рабочий с того же "Уралвагонзавода", придя после 1 июня на свое рабочее место, где не была создана курилка, увидит, что депутаты приняли закон, который станет ему поперек горла. Он говорил, что так нельзя поступать, а ему сказали: "До свидания, парень".

Я был на "Уралвагонзаводе", встречался с рабочими. Они тогда мне сказали, что для того, чтобы реализовать норму закона, им придется пройти в одну сторону полтора километра, покурить и вернуться обратно. Подсчитав скорость пешехода, совершенно ясно, что этот закон не только против человека, но и против экономики.

К сожалению, мы обнаруживаем, что люди, зовущие нас на Болотную площадь, вдруг оказываются правы – действительно, Чуров там что-то делает, поскольку избиратель говорит одно, а абсолютно независимые от него депутаты делают противоположное. Возникает очень много вопросов, а затем и не очень приятных для власти ответов.

Но когда рванет (а рвануть может запросто, и вопрос здесь не в том, что запрещают курить, а в том, что еще раз идет демонстрация того, как огромному числу граждан взяли и наступили на мозоль), пожар тушить поедет не депутат Дима Носов, не зампред комитета по здравоохранению, а главный пожарник Владимир Владимирович.

Поэтому мы говорим – дайте возможность самим гражданам решать эти проблемы. Давайте мы поймем, что проблему курения или некурения на каждом отдельно взятом российском предприятии будет решать работодатель, работник и профсоюзный комитет.

Пусть в какой-нибудь парикмахерской на каком-нибудь проспекте Ленина, где нет средств для оборудования курилки, работники выходят на улицу. Но пусть тут поставят беседочку.

Эту проблему мы можем опустить на уровень конкретного коллектива, который будет ее решать, исходя из конкретных условий, климата и даже расположения розы ветров. Но, по мнению депутатов, люди сами не могут решить этот вопрос. По мнению депутатов, мы идиоты, дебилы, и все нужно решать за нас. И на фоне этого возникает чувство большого социального протеста.

Александр Шелягин

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: