Интервью

Наталия Бояринова: "Бюджет Иркутской области оценивается как устойчивый"
Наталия Бояринова Бюджет Иркутской области оценивается как устойчивый

5 ноября 2014 13:41

Иркутск, 5 ноября – Сибинфо. Иркутская область, как и другие регионы страны, вступила в фазу утверждения бюджета на следующий год и плановый период 2016–2017 годов. Согласно внесенному в областной парламент законопроекту, в будущем году доходы Приангарья прогнозируются на уровне 98,8 миллиарда рублей, а расходы составят 109 миллиардов. О том, какие приоритеты заложены в проект регионального бюджета и стоит ли опасаться за его дефицитность, порталу "Сибинфо" рассказала министр финансов Иркутской области Наталия Бояринова.

– Наталия Вениаминовна, в настоящее время областные органы исполнительной и законодательной власти вплотную занимаются вопросом принятия бюджета на 2015 год и плановый период 2016–2017 годов. Расскажите о приоритетах, которые были обозначены при формировании основного финансового документа.

– Формируя бюджет, мы всегда сталкиваемся с проблемой недостаточности ресурсов. Поэтому во главу угла мы вынесли те задачи, которые перед нами ставит Российская Федерация. Также учитываются поручения губернатора, которые обозначены им перед членами правительства в ходе поездок по территориям Иркутской области.

В бюджете в безусловном порядке предусмотрены средства на реализацию "майских" указов президента, в первую очередь его социальных положений в части увеличения заработной платы отдельных категорий работников по бюджетной сфере.

Дополнительно предусмотрены ресурсы на ликвидацию ветхого и аварийного жилья. Как вы помните, у нас, согласно указу президента, до 1 сентября 2017 года аварийный фонд должен быть ликвидирован. Плюс 430 миллионов рублей мы предусматриваем на ликвидацию очередности в детсадах.

Еще один момент, который был рекомендован депутатами законодательного собрания и полностью поддержан губернатором, – это продолжение реализации уникального проекта "Народные инициативы". На это в следующем году будет направлено около 500 миллионов рублей в наши муниципальные образования для решения тех моментов, которые будут определены на сходах граждан.

Таким образом, бюджет остается социальным. Кстати, есть определенные комментарии по поводу того, что у нас необоснованно разрастаются социальные расходы. Их объем действительно достаточно большой. Это почти 71% от общего количества расходов. Сюда включается и заработная плата, и меры социальной поддержки населения, и работа с общественными некоммерческими организациями.

Кроме того, у нас есть объем бюджетных инвестиций, которые составляют почти 10,6 миллиарда рублей. И в следующем году правительство будет реализовывать дальнейшие планы по строительству детских садов, новых школ, фельдшерско-акушерских пунктов. Например, только на следующий год планируется построить 23 новых ФАПа. Плюс к этому намечено строительство спортивных сооружений в сельской местности, реализация дачной программы, которая предполагает реконструкцию дорог, ведущих к садоводствам.

– Очевидно, что сегодня во всей стране муниципалитеты заинтересованы в получении как можно более значительных трансфертов из казны регионов. Какое место в будущем бюджете занимает этот вопрос?

– Межбюджетным отношениям уделяется самое пристальное внимание. Здесь традиционно меры поддержки не снижаются. Это один из тех приоритетов, которые были сохранены на прошлом уровне, а по некоторым позициям и приросли по уровню расходов. Ни для кого не секрет, что бюджет региона был подвержен ревизии и расходы были урезаны. Однако межбюджетные трансферты не подверглись сокращению, и муниципалитетам будет оказана помощь в виде дотаций на выравнивание и сбалансированность их бюджетов.

Хотя мы меняем подходы по критериям отбора муниципальных образований с тем, чтобы стимулировать те муниципальные образования, которые эффективно работают по своему доходному потенциалу, делают приоритеты по своим расходам, удерживая, таким образом, на безопасном уровне муниципальный долг.

– Пожелания органов местного самоуправления, которые они доносят до региона, учитываются при формировании бюджета?

– Конечно. В данном случае критерием служит не только направленность на сбалансированность местных бюджетов в территориях, но и развитие социальной инфраструктуры. Единственное, что мы будем требовать с 2015 года, это то, что мэр конкретного муниципального образования должен четко понимать, как будет содержаться, например, тот или иной вновь введенный объект.

Дело в том, что мы столкнулись со следующей ситуацией. После строительства, скажем фельдшерско-акушерского пункта в городах, районах, сельских поселениях, к нам приезжают главы и говорят: "Теперь дайте нам денег, чтобы все это содержать".

Теперь мы будем четко смотреть и отслеживать ситуацию с тем, чтобы оценивать возможности муниципальных образований. Проблема тут стоит еще и в обеспечении квалифицированными кадрами. Так, построив новую школу с хорошим учебным оборудованием или больницу, нужно понимать, какие кадры будут там работать.

– Вы уже сказали, что часть расходов в бюджете решено сократить. Что подверглось секвестированию?

– Как вы помните, бюджет 2014 года мы впервые принимали по программному принципу. Эта технология сохранена и в отношении бюджета 2015–2017 годов. Поэтому ревизия проводилась в рамках государственных программ по тем мероприятиям, которые у нас есть. И там, где по результатам оценки эффективности той или иной меры мы видим, что результат не достигнут, мы перераспределяли ресурсы на то, где действительно есть хорошие показатели.

Сокращению подверглись, в частности, расходы по содержанию органов государственной власти. Это – реализация задачи, поставленной губернатором. Подверглись сокращению расходы по текущему содержанию наших областных бюджетных учреждений. Кстати, в данном случае подобные рекомендации будут выданы и муниципальным образованиям.

– Сегодня бюджет формируется по программному принципу. Понятно, что в данном случае разработкой программ занимается федерация. В подобной ситуации при формировании бюджета не испытывается некий диктат со стороны федеральной власти?

– Никакого диктата нет. Понятно, что все механизмы нужно оттачивать. Но что у нас было раньше? У нас было сметное планирование – то есть расходы рассчитали, выделили, потратили. Но какой результат получили, никто не знает.

Чем от этого принципа отличается программный бюджет? Деньги привязаны четко к той цели, которую нужно достичь. То есть средства идут в конечном итоге конкретно на те услуги, которые предоставляются гражданам, и закреплены за каждым учеником в школе, за каждым пролеченным больным, за тем или иным спортивным достижением и так далее.

– Не секрет, что широко обсуждается проблема роста дефицита бюджета. Мы можем говорить о том, что если дефицит закладывается, то мы знаем, за счет чего его гасить?

– Я так полагаю, что ажиотаж в основном разгорается не из-за размеров бюджетного дефицита, а из-за уровня государственного долга. Бюджетным кодексом для субъектов Федерации предусмотрен дефицит размером до 15%. В областном законопроекте о бюджете на 2015 год предусматривается размер дефицита 11,2%. Напомню, что дефицит – это объем расходов, которые не покрываются собственными доходами.

Но при этом правительство Иркутской области ведет достаточно взвешенную долговую политику, привлекая необходимый объем кредитных ресурсов, которые мы направляем на исполнение наших расходных обязательств.

Можно не наращивать объем госдолга и сформировать профицитный бюджет, либо сбалансировать его в ноль. Но тогда мы должны понимать, что серьезную часть расходов придется сократить – порядка 10 миллиардов рублей.

Могу сказать, что система заимствования средств является общепринятой мировой практикой. При этом правительство Иркутской области совершенно не рассчитывает на то, что мы будем бездумно кредитоваться, наращивая объем госдолга. Мы, напротив, концентрируемся на наращивании регионом доходной базы.

Для этого, в частности, сейчас на среднесрочную перспективу ведутся переговоры и планируется, что в конце ноября будет подписано соглашение между правительством Иркутской области, Внешэкономбанком и Иркутским авиационным производственным объединением по созданию в Иркутске машиностроительного кластера на базе авиазавода.

Плюс ведется продолжение поддержки предприятий золотодобывающей промышленности, продолжение добычи по газоконденсатным месторождениям. Здесь же – реализация планов по расширению пропускной способности в рамках расширения использования мощностей Байкало-Амурской магистрали.

Что касается долгосрочной перспективы, то это, безусловно, проект "Сила Сибири". Мы надеемся, что предприятия, которые будут вести здесь строительство газопроводов, будут регистрировать свои подразделения на территории Иркутской области с тем, чтобы доходы шли в бюджет региона.

– В заключение хочется спросить об ожидающейся федеральной поддержке областного бюджета.

– Федеральный бюджет еще принимается. При этом в самом законе о федеральном бюджете предусмотрен минимальный объем в разрезе субъектов Федерации. Достаточно большой объем средств принят общей суммой, и распределение здесь производится на основании постановлений правительства РФ.

В течение года все субъекты получают дополнительную помощь, исходя из того, как они поработали с федеральным центром и в какие целевые программы они зашли. Безусловно, будут еще бюджетные корректировки и увеличение федеральной составляющей. На сегодня мы пока не знаем даже объем средств, которые направятся на модернизацию сферы дошкольного образования. Известно общая сумма – федерация в целом выделит на это 50 миллиардов рублей в 2015 году. Но объем по субъектам пока не определен.

В целом бюджет сложный, но точно не провальный. Он будет достаточно устойчив, с учетом тех действий, которые предпринимает правительство Иркутской области по его исполнению и его наполнению доходными источниками.

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: