Интервью

Юрий Москвич: "Партийный бум в России не состоялся, ждем кризиса 8 сентября"
Юрий Москвич Партийный бум в России не состоялся, ждем кризиса 8 сентября

15 мая 2013 17:55

Больше года минуло с момента законодательного упрощения регистрации в России политических партий, что было своеобразной уступкой активизировавшимся в стране в конце 2011 года либеральным силам. На сегодняшний день в списке Минюста фигурируют 67 партий, однако практически ни одна из официально зарегистрированных за минувший год политических сил не может похвастать какими-либо успехами. Их вообще мало кто знает. Сегодня кажется практически невозможным, чтобы всеобщий день голосования мог что-то изменить в раскладе политических сил в представительных органах власти регионов, но не грозит ли это новым политическим кризисом? Об этом "Сибинфо" рассказал политолог Юрий Москвич.


– Так состоялся ли партийный бум, который все предвещали еще в конце 2011 года?

– Нет. Партии – это живые клетки общественного организма. Им нужна финансовая, психологическая среды, большой приток активных и энергичных людей. Увы, всех этих условий в России так и не появилось.

Финансируются только ключевые партии. Психологический фон таков, что рейтинг доверия к политикам упал даже ниже рейтинга доверия к полицейским. Согласно данным опросов, к примеру, в Красноярске политикам полностью доверяет 2,5% населения, а условно доверяет 16-17%. Состояния востребованности новых людей в политике, как это было в начале 90-х, сегодня, к сожалению, не наблюдается. И третье – политически активные люди сами не верят в возможность победы и не хотят тратить годы на пустые дела.

Словом, страна опоздала с созданием нового закона о партиях и теперь весьма вероятен очередной политический кризис 8 сентября 2013 года.

– В списке Минюста десятки новых партий, однако среди них нет политических движений, имеющих высокую популярность, по крайней мере в Москве. Их просто не регистрируют.

– Есть такая проблема. В октябре прошлого года был опубликован доклад Михаила Дмитриева (президент Центра стратегических разработок. – Примечание редакции) о политической ситуации в стране, где он сделал очень важный вывод о возможной электоральной революции, т. е. смены власти с помощью выборов. Очевидно, что люди во власти это прекрасно понимают и стремятся если не исключить, то отодвинуть такой сценарий на несколько лет.

– Несостоявшийся партийный бум был изначально заложен в новом законе о партиях?

– Думаю, нет. Первоначальная версия была рассчитана на то, что общественное мнение все-таки будет в пользу партии власти и "традиционных" партий. Но за год произошло невероятное – рейтинги этих партий и власти пошли вниз и угроза электоральной революции, о которой говорил Михаил Дмитриев, стала реальной. В этой ситуации оппозиционные группы и общественные движения стали настоящей угрозой сохранению статус-кво, и технологии, отработанные властью по борьбе с "оранжевой угрозой", тут же распространились и на эту сферу. Любая власть начинает действовать активно и энергично, когда у нее есть ощущение некой угрозы.

Было бы здорово, если бы кто-то в верхах взял и сказал: "Давайте перестанем изобретать правила игры, а создадим условия для реальной конкуренции". Это, конечно, идеалистический подход, но, как ни странно, именно сейчас он начинает приобретать черты реального законопроекта, написанного "Справедливой Россией". Думаю, что такие законы появятся еще.

– Вы имеете в виду, в частности, снятие запрета на создание партийных блоков?

– Да. Если говорить о реальной конкуренции, то ничего нельзя запрещать. Нельзя запрещать блоки, ограничивать финансирование, нельзя строить систему на так называемой управляемой оппозиции.

– Вообще, какова была бы идеальная модель нашей политической системы? Сейчас в парламенте четыре партии, а сколько их там должно быть?

– Не важно, сколько партий, важно – какие люди. Есть два варианта. Один – это постепенная эволюция, другой – реформирование системы, как это, к примеру, было сделано в Японии, когда были введены многомандатные округа. Подобная система существовала и в Красноярском крае. Тогда здесь и был работоспособный и разнообразный парламент. Но затем выборное законодательство было заменено, и... мы имеем то, что имеем.

– Значит, 8 сентября ожидается новый кризис?

– Выборы специально сконструированы под партию власти и без реальной конкуренции, и все это прекрасно понимают. Очевидно, выборы будут проиграны оппозицией и станут неинтересными для большинства избирателей, которые уже не верят в политику. Явка может опуститься до 15%. Это значит, что правила нужно менять и можно ждать новый всплеск активности общественного движения. Конечно, идеальным вариантом была бы готовность к переменам самой власти и если бы она согласилась бы отдать место достойным оппонентам, поддержанным населением, как это происходит во многих странах. Почему мы здесь по-прежнему особенные, мне непонятно.


Павел Быковских


фото: vecherka.ru 

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: