Интервью

Александр Кулахметов: "Происходящее в лесах Иркутской области можно назвать "идеальным штормом""
Александр Кулахметов Происходящее в лесах Иркутской области можно назвать

27 июня 2014 13:37

Иркутск, 27 июня – Сибинфо. Проблема лесных пожаров в этом году крайне актуальна для Иркутской области. Огонь распространяется на тысячи гектаров и уничтожает один из главных природных ресурсов региона. Портал "Сибинфо" пообщался с временно замещающим должность руководителя агентства лесного хозяйства Иркутской области Александром Кулахметовым, который рассказал о причинах столь масштабных лесных пожаров и о том, в каких условиях приходится работать лесникам.
 
Александр Борисович, сегодня в лесах Иркутской области складывается непростая ситуация. Лесные пожары получили очень большой размах. Но для начала хотелось бы узнать, что вообще собой представляет агентство лесного хозяйства, как оно вписано в структуру региональной власти, каков круг его ответственности и полномочий, и чем он отличается от министерства промышленности и лесного комплекса?
 
– Понимаете, у нас как бы двойной контроль. Естественно, мы находимся на контроле и отчитываемся перед Рослесхозом – то есть перед федеральной структурой. Но также мы находимся в зоне покрытия областного министерства промышленности и лесного комплекса.
 
Что касается функций, то, по-простому, это охрана и защита лесов. Однако помимо этого сюда в целом входит все лесоуправление. То есть передача лесов в аренду, контроль за их использованием, лесовоспроизводство. И, кроме того, это функции в виде государственных услуг. К примеру, экспертиза проектов освоения лесов, которые предоставляют арендаторы.
 
В конце концов, от министерства мы отличаемся тем, что в самом слове "министерство" имеется некая политическая составляющая, а мы те, кто следит за исполнением законодательства, процедур, функций, услуг и так далее.
 
– Какими человеческими ресурсами сегодня располагает агентство лесного хозяйства?
 
– На сегодняшний день в нашем агентстве работают 1550 человек. Из них 130 – это центральный аппарат агентства. То есть это достаточно большое, разветвленное ведомство, присутствующее в каждом районе Иркутской области.
 
Сейчас у нас порядка 650 инспекторов – тех людей, которые могут осуществлять проверки, налагать взыскания.
 
– Никаких силовых функций и полномочий они не имеют?
 
– Конечно нет! Проводить задержания, аресты нарушителей они не могут. Для этого есть полиция. Кстати, мое мнение сводится к тому, что в данном случае полезно именно межведомственное взаимодействие. Потому что нельзя во всех сферах плодить силовые структуры.
 
Есть предложения – мол, давайте сделаем лесную полицию в рамках лесных органов. Но совершенно неверно создавать вооруженные формирования в рамках, например, нашего агентства. Этим все-таки должны заниматься профессиональные силовики.
 
– То есть сегодня главной, скажем так, ударной силой агентства лесного хозяйства, следящими за соблюдением законодательства на местах, являются лесные инспекторы? Если вкратце и общо – кто этот человек, работающий лесным инспектором?
 
– Это человек, знающий законодательство, функции агентства лесного хозяйства, а главное, в целом знающий лес. Понятно, что он ведет проверки, выезжает к лесопользователям, проверяет места рубок, участвует в патрулировании, обследует леса на предмет вредителей и так далее. То есть контроль и надзор в лесной сфере.
 
Кроме того, лесные инспекторы участвуют в совместных рейдах с представителями силовых ведомств по выявлению нарушителей.
 
– Александр Борисович, теперь, собственно, хочется обсудить с Вами текущую ситуацию в лесах. Сегодня действительно площадь пожаров очень велика. Этот сезон можно даже назвать чрезвычайным. Почему так произошло?
 
– В данном случае, как, наверное, и везде, есть объективные и субъективные факторы. К объективным, следует сказать, относится то, что в целом пики горимости имеют пяти- и десятилетние циклы. 2014 год как раз приходится на такой период.
 
Кроме того, свое слово сказала природа и погодные условия. В этом году произошел ранний сход снега в лесу. То есть уже в апреле было очень много сухой травы. Местное население или сельхозпроизводители традиционно проводят палы, что и вызывает пожары. Мы этого стараемся не допустить, но с этим очень тяжело бороться.
 
Можно констатировать, что основной фактор пожаров – это сухая трава. К сожалению, палы приводят к тому, что оставленный без контроля огонь огромным фронтом заходит с поля в лес и в результате выгорают тысячи гектаров. В принципе, 90% пожаров в регионе возникает по вине местных жителей, которые так или иначе виновны в поджоге леса.
 
Вообще же, то, что происходит в этом году, можно назвать "идеальным штормом" – то есть совокупностью факторов и причин. Люди действовали как всегда, проводили палы, нарушая нормы, но в итоге все это навалилось на факторы высоких температур, раннего схода снега, сильного порывистого ветра и получилось то, что мы имеем.
 
– Нередко появляется информация и о целенаправленных поджогах в лесах. Какие мотивы в данном случае преследуют люди?
 
– Да, мотивированные злоумышленники действительно есть. Есть просто, грубо говоря, хулиганы, которым нравится смотреть на лесной пожар. Но есть и вполне продуманные мотивы. Так, некоторые поджигают лес с тем, чтобы пожар повредил древесину, а затем это место попало под санитарные рубки.
 
Вторая осознанная причина поджогов – это отвлечение сил лесничеств от надзора за нарушениями. То есть пока мы тушим пожар, в другом месте люди незаконно вырубают лес. Ну и в некоторых случаях, как мы считаем, поджоги совершаются просто из чувства мести к органам лесоохраны.
 
– Если говорить о криминальной составляющей нарушений в лесах, какие районы Иркутской области в данном случае самые тяжелые?
 
– Наиболее криминальными являются Иркутский район, юг и юго-запад нашего региона. Сюда же можно отнести и Нижнеилимский район.
 
– Когда ситуация с пожарами приобрела такой размах, какие действия предпринимались на местах? Насколько они были своевременными, как Вы оцениваете готовность районных властей?
 
– Сначала следует сказать о том, что очень большой проблемой в данном случае стало то, что у арендаторов изъяли функцию тушить лесные пожары после того, как законодательно были установлены нормы лицензирования этой деятельности. Но это вопрос федерального законодательства и его можно менять только на этом уровне.
 
Кроме того, зачастую очень тяжело объяснять местным руководителям то, что в районах необходимо вовремя вводить режимы чрезвычайной ситуации. Районные власти боятся вводить ЧС, они просто боятся этого слова! Агентство постоянно настаивает на этом, объясняет, что режим ЧС – это только инструмент и механизм для стабилизации обстановки.
 
Но аргументы на местах такие – у нас хозяйственная деятельность идет, как нам отвлекаться на ЧС? Плюс к этому, когда вводится соответствующий режим, конкретный мэр берет ответственность на себя. А кому нужна лишняя ответственность?
 
Все это говорит о неумении, нерешимости, растерянности. Многие привыкли работать в нормальной ситуации, а в критической – нет. Просто теряются. Поэтому были такие места, где мы просто брали управление на себя.
 
Иногда приходится менять и наших людей. Например, некоторые работники просто искажают информацию или банально ею не владеют. А в таком случае очень серьезная проблема заключается в том, что при искажении информации нельзя принять адекватных мер. Я за это наказываю серьезно. Уже пять человек в лесничествах ушли.
 
– Но в итоге ситуация контролируемая?
 
– Да. Очевидно, что нынешняя весна и лето стали для нас серьезным испытанием – число пожаров в четыре раза возросло, а по площади еще больше. Плюс новые очаги очень трудно обнаружить, так как зачастую в лесу стоит дымина, и пока в пожар не упрешься, его просто не обнаружишь.
 
Мы выявили слабые места и делаем выводы. Кого-то мы поменяли, что-то укрепили. Сейчас смотрим по нашим лесхозам. Стараемся, чтобы они восстановили свои силы. Естественно, встал вопрос об оснащении их материальной базы.
 
Кроме того, мы сделали выводы об арендаторах. Если ты не тушил, и тем более не помогал, то будут сделаны соответствующие выводы. Хотя, надо признать, были и такие, которые делали все вперед нас.
 
Но еще раз хочу напомнить и подчеркнуть, крайне необходимо, чтобы все, особенно местное население, поняли – в конечном итоге всегда получается так, что сначала по вине людей происходят лесные пожары, а потом на бюджетные деньги, то есть по большому счету на средства граждан, эти пожары героически тушатся.
 
Интервью подготовлено на основании материалов, предоставленных правительством Иркутской области

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: