Интервью

Андрей Баклицкий: "Международная логика диктует необходимость сокращения объема вооружений"
Андрей Баклицкий Международная логика диктует необходимость сокращения объема вооружений

24 октября 2012 17:58

Неделя разоружения, которая ежегодно проходит под эгидой ООН, стартовала с 24 октября. О том, насколько актуальна сегодня для России и мира проблема сокращения оружия, порталу "Сибинфо" рассказал руководитель интернет-проекта Центра политических исследований России (ПИР-Центра) Андрей Баклицкий.

– Андрей Александрович, о теме разоружения говорится очень много. Но данное понятие зачастую фигурирует в весьма абстрактной форме. Каких видов вооружения в первую очередь касается данная тема?

– Принцип разоружения в общем и целом основан на понимании того, что чем дальше человечество продвигается по пути прогресса, тем менее востребованным аргументом становятся войны. Соответственно, чем меньше войн, тем меньше нужно оружия. Это если мы говорим про общегуманистические идеи.

Если мы говорим о конкретике, то есть целый ряд вооружений, которые мировым сообществом признаны как противоречащие морали, логике самой войны и международному праву. Это химическое, бактериологическое и ядерное оружие.

Относительно химического и биологического оружия все относительно понятно. Существуют мировые конвенции, которые запрещают его производство и применение. Есть, однако, проблемные точки, связанные с его хранением и подобными аспектами. Но в принципе предполагается, что химическое и бактериологическое оружие должно быть уничтожено. Не все страны эти конвенции подписали, не все из подписавших их выполняют, многие выполняют их медленнее, чем нужно, но генеральная линия сводится к тому, что "химия" и "биология" рано или поздно исчезнут.

– Значит, с ядерным разоружением, судя по всему, все более запутанно?

– Здесь вопрос сложнее, потому что в мире существует пять официальных ядерных государств – Россия, США, Китай, Великобритания и Франция. По договору о нераспространении данного оружия другие страны не имеют права его создавать, иметь и передавать третьим государствам.

Несмотря на это, в мире, помимо официальных ядерных государств, есть еще четыре неофициальных – Индия, Пакистан, КНДР и, по мнению большинства экспертов, Израиль. Кроме того, существует угроза распространения ядерного оружия, сводящаяся к тому, что его могут заполучить новые государства. Мировое сообщество с этим пытается бороться по линии МАГАТЭ и Совета безопасности ООН.

В этом же контексте поднимается вопрос об обязанностях по разоружению официальных ядерных государств, которые обязаны свести к минимуму свой ядерный потенциал, пока он не сведется к нулю. Это официально прописано, но никакие сроки, конечно же, не оговариваются. Но понимание того, что холодная война закончилась и от ядерного оружия надо понемногу избавляться, есть.

Ярким примером этого является последний договор о сокращении стратегических наступательных вооружений, который подписали Россия и США. Пока что это двухсторонний процесс. Но рано или поздно, когда объемы ядерного потенциала уменьшатся, необходимо будет привлекать остальные страны для снижения их вооружения.

– Если говорить о вооружениях другого типа, не касающихся массового уничтожения, то как обстоят дела в этой области?

– Еще во времена холодной войны и непосредственно после нее создался режим контроля над ракетными технологиями для того, чтобы избежать конфликтов регионального масштаба. Для этого, в частности, Россия и США подписали договор РСМД – о ликвидации ракет средней и малой дальности. Идея была в том, чтобы уничтожить данный класс вооружений для снижения порога опасности возникновения конфликтов.

В этом направлении есть и другие решения, которые в целом показывают, что международная логика событий диктует необходимость сокращения объема оружия.

– Судя по определенной международной обстановке, мир подвержен усилению и угасанию тренда, направленного на разоружение. В конце 80-х – начале 90-х годов СССР и позже Россия массово сокращали вооружения. Какова современная тенденция?

– Если мы посмотрим на официальные доктрины РФ, то там прописано о соблюдении всех обязательств, которые Россия взяла в области разоружения, и написана общая приверженность к сохранению мира и безопасности.

С российской стороны есть идея, высказанная Владимиром Путиным. Она сводится к тому, что мы не будем отказываться о того, что нам по-настоящему нужно. То есть это похоже в некотором смысле на инвентаризацию имущества.

Если говорить о том, что Россия продвигает на международной арене, то сейчас наша дипломатия активно работает в направлении создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения. То есть в данном случае Россия выступает за максимальное разоружение.

Наверное, в контексте того, что Россия хочет для себя и что она хочет для всех остальных, есть некий диссонанс. Но это представляется нормальным явлением, поскольку каждая страна хочет чувствовать себя наиболее защищенной, сведя к минимуму опасность извне.

Александр Шелягин

 

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: