Интервью

Александр Колотов: "Ангару сейчас попросту убивают"
Александр Колотов Ангару сейчас попросту убивают

26 сентября 2012 17:36

Богучанская ГЭС, строительство которой ведется с 1974 года, сейчас подошла к финишному этапу и ускоренными темпами готовится выйти на полную мощность. Энергетики заявляют о важности станции, ее экологической чистоте перед другими источниками энергии. Однако экологи этой радужности взглядов отнюдь не разделяют и говорят о катастрофических последствиях ускоренного запуска станции для окружающей среды. О внешнем блеске и ужасах БоГЭС "Сибинфо" рассказал руководитель проекта "Плотине.нет" Александр Колотов.


– Строительство Богучанской ГЭС вышло на финишную прямую, и пока энергетики рапортуют о перевыполнении норм. Что думается экологам?

– Сейчас происходит ускоренное заполнение Богучанского водохранилища. Говорят, что это связано с тем, что вскоре в Кодинск приезжает наш дорогой президент Владимир Путин, чтобы резать красную ленточку.

В нижнем бьефе Богучанской ГЭС ситуация просто катастрофическая. Там отложившиеся берега Ангары, где пересыхают все притоки, по которым идет рыба. Убивается кормовая база. Ондатры сходят с ума, где им хатки на зиму строить? Вода уходит, она все ниже и ниже. Но зимой будет еще хуже. Специалисты говорят, что Ангара перемерзнет до самого дна. После этого о какой-то рыбе, о ее ценных породах мы можем говорить только в прошедшем времени.

Это создает также проблемы с водоснабжением ангарских поселков. В таких условиях нужно скваженное водоснабжение, а эти деньги должны искать муниципалитеты, поскольку инвестор от этих затрат великодушно освобожден. Они вкладываются в бетон и гидроагрегаты, а затем получают прибыль.

В эти дни фактически происходит убийство Ангары. Богучанская ГЭС прямо сейчас на наших глазах убивает реку.

– Какие последствия для людей несет станция?

– Там вообще многое что вызывает удивление. Только в понедельник они (энергетики получили подтверждение на проектно-сметную документацию) и отрапортовали, что вырубили 23 гектара леса. Мало того, что порядка 10 миллионов кубометров леса уйдет под воду, а вырубка ограничена спецучастками, но и этого они сделать не успеют.

Эта спешка, желание любой ценой пустить станцию к "красной" дате, как раньше это делалось к партийным съездам, приводит к тому, что негативных последствий будет еще больше. Ведь ангарские водохранилища выше по каскаду (БоГЭС станет четвертой плотиной на Ангаре. – Прим. ред.) заполнялись минимум по три года. (Владельцы) БоГЭС хотят, чтобы к ноябрю следующего года уже была максимальная отметка – 208.

То, что это очень плохо экологически, и так ясно, но кто сказал, что это экономически обосновано. Да, будет больше мощности, но куда ее девать? При максимуме она будет запитывать Богучанский алюминиевый завод, а он построен? Говорят: мы свяжем станцию с Единой сибирской энергосистемой, но у них даже в прошлом году был профицит энергии, а сейчас туда еще добавят мощности БоГЭС. Куда ее девать?

– Продавать в Китай?

– Энергоемких производств не строится, и остается один путь. Но китайцы не хотят платить те безумные цены, которые наши энергетики привыкли брать с российских предприятий. Отсюда объемы поставок в КНР до сих пор оставляют желать лучшего. Когда все говорят, что нам нужна энергия для развития, хочется понять – для развития чего? Если для роста китайской промышленности, это да, спору нет. У нас же регион Нижнее Приангарье как не имел инфраструктуру, так и не имеет. В Кодинске РусГидро и Русал торжественно закладывали камень, мол, там будет спортзал, построенный инвесторами. Ни одного социального объекта БоГЭС не построила.

– Если вернутся в недалекое прошлое, как вы думаете, почему не удалось дать такой же отпор строителям Богучанской ГЭС, как это произошло с Эвенкийской, проект которой вычеркнут из плана развития энергетики.

– В начале ведь и сами инвесторы хотели идти цивилизованным путем. Была сделана предварительная оценка для банков – хотели привлечь к участию Европейский банк реконструкции и развития. Международным финансовым институтам важно, чтобы были соблюдены стандарты безопасности и экологические гарантии. Эта оценка выявила очень много рисков – и социальных и экологических, поставив под сомнение экономическую целесообразность отметки 208 метров. Тогда, в 2007 году, инвесторы вели себя вполне ответственно. Ряд институтов красноярских и иркутских работали также над оценкой плотины. Около года продолжалась эта работа.

Но затем стали возникать непонятные проволочки, затем кризис... и совершенно неожиданно выясняется, что Русал прекращает финансирование станции. Здесь на сцену выходит Внешэкономбанк, который все деньги на достройку станции выделяет. И все попытки доказать то, что проект старше 30 лет должен пройти экспертизу, остались тщетны. Юристы компаний-инвесторов в судах тем временем успешно обосновывают, что если проект 70-х годов прошлого века, то никакой экспертизы в веке 21-м ему не требуется.

– В сравнении с Эвенкийской ГЭС здесь было более мощное лобби, поэтому результат такой, какой есть?

– Во-первых, проект Эвенкийской ГЭС был похоронен попросту из-за своей нелепости. Ближайший потребитель от той станции в тысячах километров от потребителя. А для работы этой станции нужно было построить еще одну. Это абсурд.

Кроме того, в случае с Богучанской ГЭС люди 30 лет сидели на чемоданах в ожидании переезда. Было же две волны переселения. Первая началась в 80-х годах. Начали перевозить в Кодинск или те же приангарские поселки, что выше уровня водохранилища. Но затем появились "временные трудности" под названием "перестройка". В результате жители зоны затопления оказались в заложниках. Их и не перевозили, и не давали денег на поселки, которые все равно затопят. Если эвенки категорически не хотели переезжать, то жителей зоны затопления БоГЭС можно было брать голыми руками.

Здесь есть множество историй. Даже было выступление в Заксобрании Красноярского края о злоупотреблениях при переселении, когда квартиры получали люди, которых там (в зоне затопления) отродясь не было. А те, кому эти квартиры предназначались, остались вообще ни с чем и живут под Кодинском в лесу фактически в землянках. Но по этим фактам не было возбуждено ни одного дела. Видимо, это была массовая галлюцинация, а на самом деле все чисто и прозрачно. Летом прошел пикет в Кодинске, куда приезжал представитель краевой власти. Людям сначала пообещали решить их проблемы, но тем, кто был на этом пикете, никто помогать не стал. Я считаю, что это было сделано специально: "Сидите в землянках и не рыпайтесь".

– А что сейчас, каков итог? Станцию уже никто не остановит, катастрофа неизбежна?

– Если бы гидроэнергетики остановились сейчас на варианте 185 метров, они получили бы меньшую мощность, которую и так некуда девать, по крайней мере, пока. В таком случае водохранилище бы не уперлось в плотину Усть-Илимской ГЭС (третья станция по течению Ангары. – Прим. ред.). Был бы пробег реки, способность к самоочищению. Само водохранилище имело бы меньше болотистых участков, меньше древесины ушло бы под воду.

Все это еще можно сделать. Остановиться на 185 и выполнить оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС). При объективных подсчетах, сомневаюсь, что отметка 208 экономически обоснована. У каждого ведомства есть ворох замечаний к этому проекту. Процедуры ОВОС при этом запущено не было.

То, что сейчас происходит… приличных слов для того, чтобы это охарактеризовать, у меня не находится. На месте сформировано отношение, что экологи – такие люди, которые всегда пугают, а есть мудрые власти и вообще в Москве все знают и заботятся о людях.

Вот вам прекрасный пример, как столичные инвесторы заботятся о такой колониальной территории, как Нижнее Приангарье.


Павел Быковских


фото: bellona.ru

 

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: