Интервью

Александр Пудин: "Во власти таких больше нет"
Александр Пудин Во власти таких больше нет

29 октября 2014 15:50

Вице-спикер Госдумы Людмила Швецова скончалась в ночь на среду, 29 октября, в Москве. Ей было 65 лет, а смерть наступила в результате продолжительной болезни, с которой она мужественно боролась многие годы. Пресс-секретарь Людмилы Ивановны, драматург и публицист Александр Пудин, который проработал с ней бок о бок 14 лет, вспоминал для "Коррупции.NET" о том, какой она была.

– Александр Иванович, как вы узнали о случившемся?

– Меня Боженька поднял в час ночи. Я просто почувствовал: что-то произошло. Я только недавно уснул. Сегодня полечу в Москву проститься с Людмилой Ивановной. Надо отметить, что с ней я не работаю всего три месяца. Сейчас тружусь в Ростове с ее благословения, художественным руководителем Ростовского академического театра. А она росла в Ростове, так что это ее родина. В Московский театр не отпускала меня, а тут отпустила.

– Опишите, какой в Ваших глазах была Людмила Ивановна?

– Для меня это самый лучший, несравненный человек. Не могу поставить ее в один ряд ни с кем: ни по гражданским, ни по внутренним качествам, ни по женскому обаянию. Любила людей, любила им помогать. Человек она по-своему несчастный – очень рано потеряла мужа. Особенно большим ударом для нее была трагическая гибель сына Алексея. Случилось это 10 лет назад. Лёше было всего 26 лет. После этого она еще больше посвятила себя людям, а свою жизнь, мне кажется, уже не видела.

– Расскажите, что привнесла нового Людмила Ивановна за время своей работы в социальной сфере?

– Я не знал человека более чувствительного к социальной несправедливости. Многое в Москве делалось, конечно, благодаря Юрию Михайловичу (Лужкову. – Прим. ред.). Но то, что каждый второй рубль отдавался на социальную сферу, – все-таки заслуга Людмилы Ивановны. Она являлась творцом, архитектором лучших идей в социальной сфере. Очень старалась. Никто не был обижен вниманием: пенсионеры, дети, сироты, многодетные семьи. За всех Людмила Ивановна переживала. Очень не любила, когда ее подчиненные, министры, руководители департаментов проявляли равнодушие, черствость к людям, особенно нуждающимся в помощи.

Она также была творческим, талантливым человеком. Безумно любила театр, и театр ее очень любил. Многие деятели столичной и театральной культуры благодарны ей. Сегодня многие должны быть честными перед собой, перед богом, и сказать, что Людмила Ивановна была покровительницей театра и искусств многие-многие годы.

– Можете охарактеризовать ее как руководителя?

– Самое главное хочу сказать – о ежедневной работе. Пока Людмила Ивановна своими глазами всё не посмотрит, не перепроверит – ничего не делается. Она же фактически математик. Инженер-механик по профессии. Так что это был человек очень точный. И эта точность проявлялась в отношении к проблемам людей. Людмила Ивановна требовала за них с особым пристрастием. Очень не любила, когда на каком-то этапе происходили сбои. Всегда говорила, что социальная работа должна быть такой же, как в электронной промышленности. Там людей с влажными руками не допускают к микроэлементам. Точно так же и в социальной сфере. Сюда нельзя пускать людей черствых, равнодушных, холодных, слепых к чужим бедам.

– Был ли какой-то случай, особенно запомнившийся Вам за время работы с Людмилой Ивановной?

– Не могу забыть, как она вела себя на Дубровке во время теракта. Без преувеличений тогда я видел в ее глазах боль и страдание. Те злополучные ночи она проводила в организованном ею же штабе. Вообще был штаб военных и штаб гражданской обороны. А она сделала штаб общественный – для родственников, которые сходили с ума от горя, от непонимания того, что происходит с их близкими, которые оказались в заложниках. Она фактически организовала работу штаба, за что люди были очень благодарны. Руководство тоже отмечало эту ее заслугу. Собрать возле себя столько горя, столько слез… Утирать эти слезы ночами, зная возможность не самого лучшего исхода. С этой задачей она справилась блестяще.

Ее заслуги признавали не только по самой Дубровке, но и по реабилитации семей жертв «Норд-Оста», которую она тщательно продумывала и держала на собственном контроле. Глава общественной организации «Норд-Оста» Татьяна Ивановна Карпова, да и остальные члены этого фонда всегда говорят о Людмиле Ивановне, как о единственной чиновнице, которая была на высоте. Кстати, я бы даже сказал, что слово «чиновница» к ней не подходит. В нем есть негатив. А она всегда была человеком, который понимал, что такое боль, готов был сделать всё, чтобы этой боли было меньше.

– Можно ли сравнить ее с кем-то по уровню заслуг во власти?

– Не могу назвать государственного деятеля такого же масштаба, как Людмила Ивановна. Во власти таких больше нет. Никто так глубоко не понимает проблемы людей – ни социальные, ни экономические, ни какие-либо другие. Может быть, конечно, тому виной моя особая к ней любовь. Но для меня как для драматурга, как человека пишущего, который знает, что такое справедливость, является непреложным фактом, что Людмила Ивановна Швецова была неповторимым и выдающимся государственным деятелем.

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: