Интервью

Юрий Швыткин: "В решении проблемы с "КрасЭйр" нас ждет тяжелый подготовительный этап"
Юрий Швыткин В решении проблемы с

18 мая 2009 09:47

В 2008 году в Красноярске обанкротилась одна из крупнейших авиакомпаний в России «КрасЭйр». Экономические потрясения, которые испытал город и весь край в целом от этой потери до сих пор затрагивают многих. 2500 сотрудников оказались на улице, и большинство до сих пор не получили свои зарплаты. Люди устраивают митинги протеста, требуют вернуть им их деньги, а на прошлой неделе бортпроводницы «КрасЭйр» объявили голодовку. Обо всех этих последних событиях мы решили поговорить с депутатом Законодательного собрания Красноярского края Юрием Швыткиным.

- Юрий Николаевич, как вы считаете, предсказать развал крупной авиакомпании «КрасЭйр» можно было?
- Вопрос, конечно, не простой. Этого ничего не предвещало. Мы перед самым развалом, на сессии ЗС обсуждали с коллегами вопрос о помощи компании — покупке самолетов, выделении бюджетных средств. Хотя уже в то время, к тем людям, которые возглавляют «КрасЭйр», я относился с осторожностью. Я понимал, что деньгами, которые мы от лица государства предоставляем, ими могут не совсем правильно распорядиться. Внешне оболочка была нормальная. Все летали. Потом все произошло очень неожиданно, компания развалилась за короткий промежуток времени.
 
- А что поспособствовало развалу «КрасЭйр», может это сделали специально?
- Я считаю, что это сделали специально, но кто, я не знаю.
 
- Юрий Николаевич, а как вы относитесь к тому, что те люди, которые в свое время владели «КрасЭйр», братья Абрамовичи, Демидов, Вычужанин, они сейчас вошли в совет директоров «Аэропорта Красноярск»?
- Демидова я знаю и по Заксобранию, очень хорошо к нему по человечески отношусь, тем более он мой коллега, депутат ЗС, я не могу чего-то плохого сказать в его адрес. Что касается братьев Абрамовичей, то, когда я получил информацию, что они вошли в совет директоров, сразу провел консультацию с ведущими руководителями, насколько это было законно. Выяснилось, что это законно. Но есть ведь и другая сторона, моральная. Я считаю, в этом вопросе она была не соблюдена. Не могут такие люди, которые не удержали, такую компанию, управлять другим гигантом.
 
- Как вы считаете, не потеряет ли Красноярск аэропорт из-за «такого» нового руководства?
- Исходя из опыта, нужно внимательно отслеживать ход работы. Я этим буду заниматься как депутат. Не знаю, что там произошло с «КрасЭйр», но факт есть — компании больше не существует, и мне бы не хотелось, чтобы аэропорта тоже не стало.
 
- Какие экономические изменения произошли на рынке авиаперевозок в связи с уходом КрасЭйр», стало ли лучше, что пришли другие компании?
- Для людей стало лучше. Особенно, что касается билетов. То, что билеты до Москвы стоят не больше 5 тысяч рублей, вместо 30 как было раньше, это показатель. Все это, возможно, было и раньше. Нужно было просто впустить другие авиакомпании в Красноярск, убрать этот монополизм.
 
- А для государства в целом стало лучше, что в Красноярске теперь несколько авиакомпаний?
- Конечно. Ведь все эти авиагиганты входят в «Госкорпорацию Ростехнологии». То есть в правительстве страны заинтересованы, в том, чтобы перевозчики были во всех крупных городах России. И я «Госкорпорацию Ростехнолгии» в этом поддерживаю, тем более, что теперь за авиаперевозчиками будет осуществляться постоянный контроль со стороны властей.
 
- А что будет с людьми «КрасЭйр», которые не получали зарплат. Как вы считаете, им дадут деньги в полном размере, все 340 миллионов рублей?
- Думаю, что деньги вернут все. Сейчас только вопрос времени. На этой неделе 60 миллионов. Через некоторое время 40 миллионов рублей. На сессии предполагается обсудить вопрос о выделении 260 миллионов рублей, при поддержке бюджета Красноярского края. Когда люди меня просят выступить гарантом, я думаю, что делать. Я не выступил гарантом, выступил только за 60 миллионов. Это деньги, которые люди получат точно. Эту сумму разделят на всех сотрудников поровну. Чтобы опять не получилось, кому-то дали, кому-то - нет. Все должно быть по принципу справедливости.
 
- Сколько еще человек не получили зарплату?
- Я так понимаю, никто не получил полностью всю зарплату. Кому там за сентябрь прошлого года заплатили, кому за два месяца, но еще не один не получил всю сумму.
 
- Поспособствовали ли акции протеста бывших сотрудников, тому, что деньги начали выплачивать. В частности, голодовка, объявленная стюардессами на прошлой неделе, дала результат?
- Я, если честно, к таким акциям отношусь отрицательно, потому что они, в первую очередь, связаны с риском для здоровья этих людей. Но в то же время допускать этого нельзя было. Нужно было вести диалог с людьми и контролировать ситуацию. Я не говорю, что это должен лично министр делать, но хотя бы сотрудник министерства. А ведь сигналы поступали, люди предупреждали, что проведут акцию, можно это было предотвратить, но почему-то этого не сделали. Думаю, что акции протеста подтолкнули властей выплатить деньги, но все-таки я против голодовок. Я пытался и пытаюсь их убедить, чтобы стюардессы прекратили акцию протеста, в том виде, в каком она есть. Ведь это вред их же здоровью.
 
- Можете ли вы подвести итог происходящего. Начиная от развала «КрасЭйр», заканчивая голодовкой. Чем все закончится?
- Все сразу хорошо не будет. Нас всех ждет длительный подготовительный этап, возможно тяжелый. Зато потом будет улучшение ситуации. По крайней мере, я на это сильно надеюсь. 
Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: