Интервью

Мария Мчедлова: "Провокации, подобные "Невинности мусульман", – результат изживания светской монополии в мире"
Мария Мчедлова Провокации, подобные

24 сентября 2012 18:57

Ситуация, связанная с фильмом "Невинность мусульман", стала чуть ли не главным событием последних двух недель. Страсти вокруг любительской ленты, спровоцировавшей миллионы люди, разыгрались в самых разных уголках мира.

Очевидный религиозный контекст в очередной раз дает основания вспомнить тему и участниц Pussy Riot, действия которых многие склонны рассматривать с позиции целенаправленной провокации.

О том, что стоит усматривать в подобных событиях, обретших самый широкий общественный резонанс, портал "Сибинфо" узнал у ведущего научного сотрудника Центра "Религия в современном обществе" Института социологии РАН, доктора политических наук Марии Мчедловой.

– Мария Мирановна, сейчас на слуху события, связанные с фильмом "Невинность мусульман". Также в контексте вопроса, относящегося к религиозным провокациям, наверное, можно рассматривать акцию, которую устроили участницы группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя. В целом о чем говорят подобные события?

– Я считаю, что подобные акции необходимо рассматривать в комплексе, и события, связанные с ними, нам показывают, что возникают новые взаимоотношения между светским и религиозным. Светская картина мира, состоявшая в том, что прогресс постепенно вытесняет на периферию общественного сознания религиозные институты, религиозное мышление и религиозную практику, себя исчерпала. Возвращение религиозных смыслов в социально-политическую ткань в разных ипостасях и в разных аспектах заставляет нас переосмысливать саму суть взаимоотношения между светским и религиозным. А это, в свою очередь, не может не порождать огромного количества противоречий.

– В данном случае возникает проблема их преодоления…

Вероятно, существуют разные стратегии снятия таких противоречий. Но проблема в том, что их еще предстоит выработать. Как мне кажется, первое и основное, что нужно сделать, – это признать тот факт, что религиозная составляющая живет и эволюционирует на равных правах со светской. Но при этом нельзя забывать и о том, что светское в данном случае не может подавляться. Конечно, уважительный диалог между различными сегментами общества, религиозными и светскими, это перспектива, к которой необходимо стремиться.

Про это сейчас стали много говорить на Западе. У нас также можно наблюдать дискуссии, которые существуют в общественном пространстве и СМИ и которые направлены на выработку культуры диалога и осмысление новых конфигураций во взаимодействии между светским и религиозным.

В данном случае стоит отметить и тот факт, что сейчас зачастую религия воспринимается не как вера, а как критерий культурно-цивилизационной идентичности. Акцентация этого профиля в политике в настоящее время очевидна. Ведь не случайно политические события становятся политическими за счет приписывания им религиозных значений.

– Очевидно, что необходимо искать некий компромисс и нащупывать диалог между религиозным и светскими началами в современной жизни, но кто будет брать на себя функцию по их выработке – государство, общество, церковные институты?

– Такие задачи нельзя решить с помощью одного института. Диверсификация публичной политики привела к тому, что возникло огромное количество политических акторов – субъектов политического целеполагания. И в силу этой диверсификации один институт или один субъект политики не может взять на себя функцию инициаторов такого диалога.

В нем должны присутствовать в равной степени государственные, общественные, религиозные институции. В это же поле необходимо задействовать систему социализации, чтобы каждый отдельный индивид стал бы носителем такого сознания, которое предполагает наличие разнообразия в обществе, как светского, так и религиозного.

В данном случае открывается острая необходимость в создании новой правовой базы, которая бы защищала чувства как верующей части населения, так и неверующей.

– Подобные примеры в мировой практике уже существуют?

– Например, в Германии есть закон о религиозных собраниях. И этот закон после истории с Pussy Riot себя проявил в действии. Летом, когда над участницами акции шел процесс, подобная группа ворвалась в Кёльнский собор в момент богослужения. Охранники сделали свою работу, священник на происходящее спокойно посмотрел и призвал помолиться за убеждения тех, кто ворвался в храм, кто здесь присутствовал и вообще за убеждения всех людей на земле. Все прошло спокойно. А тем, кто ворвались в храм, грозит до трех лет, потому как они нарушили закон о религиозных собраниях.

Поэтому правовая база нуждается в пересмотре и выработке двусторонне направленных критериев взаимодействия.

Александр Шелягин

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: