Интервью

отец Иоанн Боев: "Все же люди – люди, и политик - это человек"
отец Иоанн Боев Все же люди – люди, и политик - это человек

13 апреля 2012 15:13

Праздник Пасхи пройдет в ближайшее воскресенье. Именно этот праздник - главный день для любого православного христианина, и каждый по-своему к нему готовится. В преддверии этого дня  представитель "СибИнфо" поговорил с протоиереем Иоанном Боевым, настоятелем Никольского храма-памятника жертвам политических репрессий Красноярска. Разговор пошел куда дальше обрядов и крашения яиц…

 - Близится светлый праздник Пасхи, и каждый по-своему к нему готовится. А как нужно встречать этот день?

- Люди видят в празднике Пасхи только праздник. Но ведь Пасха предваряется Страстной седмицей, а страсти значат  страдания Христа. Он прошел Голгофу и через крест. Когда люди восклицают: "Христос воскресе!" - они зачастую даже не задумываются, кто воскрес, зачем, почему, с какой целью.

Весь сакральный смысл почему-то сводится к крашению яиц, выпечке куличей. Но сакральный смысл в том, кто пришел на Землю. Многие люди это не воспринимают из-за суеты житейской. Все обращают внимание на то, что видят и ощущают, а то, что чувствуют – этому, к сожалению, уже не уделяется столько внимания. Поэтому и задаются вопросом, когда можно печь, когда можно убирать, в чем будет грех - и все.

Некоторые люди говорят, что заповеди невозможно исполнить, но никто ведь не пробовал. А заповеди помогают человеку правильно ставить цели и задачи. Сегодня зачастую человек, ставящий перед собой цели, через пять-десять лет разочаровывается, достигнув их. Выходит, что он не туда шел. Появляется пустота в душе, которая граничит с отчаянием. Вот в чем самый главный смысл Пасхи.

Хотелось бы обезопасить человека, предостеречь его. Чтобы понять пасхальное торжество, которое являет Господь посредством крестных мук и страданий. А человек даже не задается вопросом, что такое грех. Грех – это не то, что я съел или  не съел творог, или яйцо, или я посмотрел телевизор. Грех – то, что отдаляет нас от Бога. "Грех" с греческого – это промах, это значит, что я делаю "не туда".

- Что изменилось в людях за последние годы, стали ли они чаще ходить в храм на Пасху?

- Люди зачастую не отдают себе отчет в том, что они меняются. А они действительно меняются, преображаются. Но голос совести, заложенный Богом в человека, говорит: нужно делать еще и еще. Поэтому, конечно же, те люди, что ходят в храм – они как некое семя, вброшенное в землю. Они не только сами идут путем спасения, но и окружающих приобщают к церкви, начиная спасать и их.

- Известные политики, идущие в храм под прицелом кучи телекамер, не подрывают авторитет церкви? Ведь отношение ко многим из них в стране весьма неоднозначное.

- Я думаю, что человек сам себя за день может оценивать с разных позиций. Ему даже не нужно для этого слышать чей-то голос со стороны. Он шесть-семь-восемь человек видит в самом себе. Политик – это человек. Это тот человек, который несет бремя ответственности. Выходя из семинарии, я четко ответил на этот вопрос: все же люди – люди. И какую бы меру ответственности человек не нес – он же человек. Почему не дать ему хотя бы глоток того дыхания, которым мы хотим дышать? Постоять в храме, приобщиться...

Губернаторы или мэры в храме или на каком-нибудь духовном концерте… но мы смотрим больше не на концерт, а на них, на то, как тот или иной политик положил ногу на ногу. Почему не дать человеку отдохнуть, набраться тех сил, которые нам же и послужат?

- РПЦ прошла долгий путь в своих отношениях с государством. Сегодня их можно назвать теплыми. Какое место теперь занимает церковь в жизни человека при его отношении к власти?

- В любую историческую эпоху церковь – мир людей, а потому сложно оценивать – теплое это отношение или нет. Каждый человек в этом мире церкви по-разному себя ощущает. Кому-то тепло, кому-то зябко, кому-то свежо. Когда в телеэфире появляется лицо клирика или иерарха с кем-то (из известных политиков. – Прим. автора) рядом, то невозможно объективно оценить их отношения.

Мы можем только тогда начать объективно оценивать, когда во всем обществе, начиная с детского сада, начальной, средней и высшей школы, мы почувствуем, что приходя в то или иное общество, мы будем ощущать в этом мире людей нормальные человеческие отношения, а не отношения Маугли. Не сленговый разговор, а нормальный русский язык, или не русский, но добрый, понятный и теплый.

- Случай с Pussy Riot расколол общество, вскрыв многие глубинные проблемы. В чем причина такой бурной реакции на этот инцидент?

- Я думаю, это нормальная ситуация, нормальное брожение общества. Если в семье папа и мама воспитывают двоих-троих-пятерых детей, пока они дойдут до совершеннолетия, они прыгнут со стола  на диван, с дивана на шифоньер, а потом вырастает прекрасный человек и являет себя обществу в той мере, насколько в него заложили родители меру терпения, радости, благоденствия и любви.

В данном же случае одно семейное обстоятельство выплеснулось наружу, и дай Бог, чтобы общество с этим справилось. Может, кто-то для себя определит, что храм - это святыня. Дай Бог, чтобы это было благоразумно обществом воспринято.

- Россия – около ста лет светское государство. Набирающая  сегодня  влияние  церковь многих заставляет смотреть на этот процесс с опаской.

- Митрополит Антоний Сурожский в свое время сказал: "Человек не станет верующим, пока в других глазах не увидит вечности". Но где взять такие глаза? Непоколебимы остаются лишь Христос и Церковь. Все уже высмеяно. Как только начинается разговор о сакральном, сразу на "ха-ха" переводят, а когда в душу приходит пустота, не на что опереться, потому что, когда было на что опереться, там было "ха-ха", и нет той твердыни, на которую можно опереться всю жизнь. Поэтому дай Бог, чтобы другие поколения нашли бы те глаза, которые могли бы отразить вечность, и чтобы эта вечность в глазах другого человека могла зажечь огонь веры, которая станет опорой всей жизни.

Павел Быковских

 

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: