Интервью

Михаил Грачев: " Моя ссора с министром Ливановым – это "утка" чистой воды "
Михаил Грачев  Моя ссора с министром Ливановым – это

11 июля 2013 13:58

Неделю назад в федеральном издании появилась информация о том, что уникальный Лимнологический институт СО РАН, занимающийся изучением Байкала, может стать первой жертвой реформы Академии наук. Директор института академик Михаил Грачев в разговоре с корреспондентом "Сибинфо" пролил свет на эту ситуацию, а также рассказал о том, что он думает о грядущих преобразованиях в отечественной науке. 

– Михаил Александрович, мы внимательно следим за ситуацией, происходящей вокруг Лимнологического института СО РАН. Хотелось бы из первых уст узнать о том, насколько правдива информация, распространенная в федеральных СМИ о Вашем конфликте с Дмитрием Ливановым и возможной реорганизации института?
 
– Что касается министра Ливанова, то у меня с ним неплохие отношения. Мало того, семь лет назад мы с ним обсуждали реформу РАН. Я считаю реформу необходимой и введение всяческих количественных показателей тоже, хотя этим, конечно, не должно все исчерпываться. В общем, никаких скандалов с Ливановым у меня не было.
 
– То есть первоначально появившаяся в "Известиях" статья не соответствует действительности?
 
– Я по порядку расскажу, что неправильно. Там упоминается некто Касимов, декан географического факультета МГУ. Так вот, в это время он был в Монголии в экспедиции, у нас его не было. Потом он посетил Бурятию, буквально несколько дней назад. Мне по его поручению звонили и сказали, что он не намеревается проверять Лимнологический институт и считает его очень хорошим.
 
Мало того, как раз в это время была практика студентов географического факультета МГУ в нашем институте на наших судах, которая прошла достаточно успешно. В общем, это тоже все чистой воды "утка".
 
– Тогда как Вы считаете, в связи с чем эта информация получила такой широкий ход?
 
– Надо об этом спросить девушку, которая это писала. Я забыл ее фамилию. Ее начальству я звонил и говорил, что надо бы опровержение написать. Они мне сказали, что опровержений не пишут.
 
Тяжелая ситуация сейчас связана с тем, что мы разбираем новый вариант закона о реформе, который немногим лучше старого. Хотя там теперь нет формулировки ликвидации Академии наук. Эта работа не окончена, но по большому счету это дело не института…
 
– Михаил Александрович, законопроект о реформе уже прошел два чтения. Можно ли надеяться на то, что в третьем чтении поправки, в первую очередь касающиеся определения юридического статуса региональных отделений Академии, за которые ратует председатель СО РАН, будут приняты?
 
– Откуда я знаю? Я же не командую большинством в Государственной думе. Это вопрос глубоко политический. Ответа на него у меня нет. Хорошо бы, чтобы они изменили закон. Иначе на практике это означает, что каждый институт, а может, и каждая лаборатория будет ездить за каждой копейкой в Москву к чиновникам, которые не понимают, о чем идет речь.
 
Вообще, Сибирское отделение создал великий человек – Михаил Алексеевич Лаврентьев, а сейчас менее великие люди хотят его ликвидировать.
 
Я так скажу, один из главных недостатков – это крайне слабая мобильность. Человеку отправиться работать куда-нибудь в другое место – очень тяжелое дело. Мы гордимся, что я сто лет проработал в родном институте.
 
В Европе действует программа Mobility, которая поощряет людей, чтобы ехать на новые места работы, заниматься новыми исследованиями и так далее. Так вот, Сибирское отделение РАН было направлено на то, чтобы наука развивалась не только в Москве, но и развивалась в Сибири.
 
Был политический деятель Хрущев, большой хулиган. Он принял предложение Лаврентьева, появилось Сибирское отделение, сюда приехала масса народу. Если ликвидировать региональные отделения РАН, мобильности будет нанесен смертельный удар.
 
– Михаил Александрович, правда, что 16 июля Вы отправляетесь в Москву в Министерство образования и науки РФ?
 
– У нас есть рекомендация председателя совета директоров РАН Геннадия Андреевича Месяца, где на эти встречи в министерство нам рекомендуют не ездить. Я человек дисциплинированный, это мой начальник и, скорее всего, я послушаю его совет. Тем более, что тема беседы мне неизвестна. Когда приедут проверяющие, я тоже не знаю.
 
Кстати, я с интересом прочитал в рассылке, что среди проверяющих есть даже философы, экономисты…Ну это не ко мне едут, а вообще куда-то едут. Это не очень понятная проверка – вдруг я уеду к министру, а в это время по-быстрому проверят…
 
– Тем не менее, получается так, что некие проверки, по-видимому, все же будут?
 
– Ну, только "по-видимому". Я не знаю, какую информацию можно назвать официальной. Еще до первого, до второго чтения была информация от Ливанова, что с 1 июля МОН (Минобрнауки) начинает проверки институтов РАН. В чем состоит проверка, по каким показателям – совершенно неясно.
 
Что касается корреспондентки, написавшей статью в "Известиях", я с ней достаточно сурово поговорил. Ее сопли, видимо, были размазаны по всей редакции. Источник в Минобрнауке, о котором там говорилось, оказался неназванным заместителем министра. Характерно, что там три неназванные фигуры.
 
Я просил их опубликовать опровержение, но это же "Известия". Сейчас этим у меня занимается юрист. Но с другой стороны, я надеюсь, что она мою репутацию не испортила…
 

Александр Шелягин

 

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: