Интервью

Дженнифер Саттон: "Без понимания важности экологических проблем экодвижение не наберет силу"
Дженнифер Саттон Без понимания важности экологических проблем экодвижение не наберет силу

27 декабря 2011 17:36

Информационно-политический портал "СибИнфо" подводит итоги уже почти закончившегося 2011 года и в рамках этого процесса наши корреспонденты проводят комплексные опросы представителей самых разных общественных сил по наиболее значимым проблемам в жизни российского социума.
 
Мы не смогли упустить возможность пообщаться с сибирскими экологами в лице сопредседателя известной общественной организации "Байкальская экологическая волна" Дженнифер Саттон. С ней нам удалось обсудить наиболее острые проблемы экологического сообщества, подвести некоторые итоги года и поговорить о планах на будущее.
 
- Дженнифер, для начала хотелось бы спросить, что за текущий год "Байкальской волне" удалось сделать и какое наиболее важное событие или резонансный процесс произошли в сфере деятельности вашей организации?
 
- Трудный вопрос. Организация занималась такими долгосрочными проблемами и проектами. Естественно, никуда не делся вопрос с БЦБК. К сожалению, в этом вопросе не чувствуется никакого продвижения, хотя всем уже давно ясно, что надо закрыть завод, только никто не знает, как это делать. Или просто никто не готов взять на себя ответственность. Но, так или иначе, именно эта проблема для Байкала остается главной.
 
Мы отслеживаем также такие вопросы, как развитие туризма на Байкале, потому что это тоже может нести в себе потенциальную угрозу. Мы не занимаем однозначную позицию неприятия, но считаем, что существуют разные виды туризма, и мы поддерживаем то, что является экологическим туризмом, а не сугубо развлекательным.
 
В Иркутске организация занималась вопросами Кайской рощи. Там очень сложная ситуация. Несмотря на то, что обещали остановить расширение застроек, это, тем не менее, продолжается. По сути, вопрос повис в воздухе и остался открыт.
 
Есть у нас продвижение по очень актуальному сегодня вопросу сбора энергосберегающих ламп. Это действительно очень хорошо чувствуется. По крайней мере, есть соответствующее постановление, и порядок установлен. Насколько он теперь будет работать – другой вопрос, это еще остается не совсем ясным.
 
- Какими рычагами давления вы обладаете, какой инструментарий помогает вашей организации поднять проблемы охраны природы вообще и Байкала в частности?
 
- Мы работаем с Прибайкальским национальным парком, они нам очень помогают хоть как-то достучаться наверх. Раньше для нас была очень важна связь со СМИ, поскольку никому не нравится, когда их критикуют. Но, к сожалению, нашей организации не хватает в Иркутске хороших, качественных адвокатов и юристов, которые могли бы советовать, как действовать в вопросах охраны природы. Это очень важно. Это отрицательный момент, наличие таких людей очень бы усилило природоохранную деятельность.
 
- Процесс природоохранной деятельности – он улучшался за последние годы?
 
- Нет, горько это признавать, но нет. Я бы даже сказала, что ситуация ухудшается. Мы очень озабочены проблемами охраняемых территорий вокруг Байкала, например, ситуацией в том же прибайкальском национальном парке. Неизвестно, что будет с так называемыми особыми экономическими зонами. Дело в том, что совершенно не обсуждается то, что они вообще из себя будут представлять.
 
Я думаю, что сейчас, если сравнить с 90-ми годами, не хватает общественных обсуждений очень важных вопросов. У нас так получается, что все, начиная от политики и верхов бизнес-сообщества, сначала понаделают ошибок и только потом спохватываются и начинают что-то менять и улучшать, вместо того, чтобы сначала обсуждать, хорошо планировать и уже потом проектировать и строить. Пример – Ольхонский район. Здесь очень уязвимая экосистема, а строительство идет где попало и как попало.
 
- В июле федеральным правительством была принята целевая программа по развитию туризма. Экологи там как-то принимали участие?
 
 - Наша организация там точно не участвовала. Быть может, были организованы какие-то конференции и так далее, но могу сказать, основываясь на немалом опыте – все это как правило не влияет на принятие самых главных и имеющих очень серьезные последствия решений. Это нужно было бы делать. Но тут же зачастую как получается? Естественная природа подчиняется большому бизнесу – она терпит вторжение даже со стороны тех объектов, которые можно было бы строить в другом месте. Я не знаю, Байкал ведь не нужен для того, чтобы играть в бильярд или казино (грустно смеется).
 
 - Людей, обращающих внимание на все это, стало больше или нет?
 
- Активность людей повышается там, где что-либо происходит – та же Кайская роща или вопрос, связанный с организацией новой свалки в Иркутске. Здесь люди протестуют и вовлекаются в это дело. Проблема тут и в том, что люди далеко не всегда вообще осведомлены о том, что происходит. Просто можно сказать, что до общественности не доходят эти вопросы.
 
- С кем российские экологи связывают свои надежды в политическом плане?
 
- Мы понимаем, что нам необходимо научится работать со всеми партиями и общественно-политическими движениями, потому что кто будет во власти – с тем нам и придется взаимодействовать. Может быть, с кем-то будет легче, а с кем-то тяжелее. В то же время члены нашей организации имеют право свободно поддерживать ту или иную политическую силу. Мы с самого начала не брали какой-либо политический курс, чтобы избежать впоследствии какого-либо ангажирования в принципе.
 
Сейчас, наверное, наиболее продуманная экологическая программа существует у "Яблока". Вообще, на мой взгляд, политическое зеленое движение и общественное зеленое движение должны сосуществовать рядом, параллельно друг с другом.
 
 - Но почему бы нашим экологам самим не стать самостоятельной политической силой, как, допустим, в Европе, где "зеленые" играют заметную политическую роли и участвуют в парламенте?
 
 - Быть может, выключенность экологов из политики связана с тем, что пока сами люди не поймут важность и значение этих проблем, никто и не сможет сделать экодвижение более значительной общественной силой. В английском языке есть слово grass roots – корни травы – самый базовый уровень. Тут пока люди не донесут до властей – какая либо линия проводиться не будет. Но для этого очень важно развитие экологического образования среди всех групп населения.
 
Мы все очень часто думаем, что все бесполезно. Вот в политической жизни – месяц назад никто не знал, что события будут настолько бурными и люди начнут обсуждать эти вопросы – но ведь это реально сейчас происходит!
 
С экологией все точно также. Многие проблемы станут настолько очевидны, что их просто нельзя будет игнорировать. Кроме того, значимость вопросов экологии не существует сама по себе – она не отделена от проблем экономики, политики, в конце концов, быта. И именно эта связь, я уверена, приведет к пониманию первоочередности данных проблем.
 
- Стал ли в последнее время в России и Сибири более популярен экологичный образ жизни?
 
- К нам приходят молодые люди, которые хотят жить более экологично, но зачастую это ассоциируется с выходом из города в сельскую местность. Я совсем не против этого, но ведь сам по себе город – это ФАКТ. Мы должны жить с этим фактом. Мы должны экологизировать именно город. Город создает экологические проблемы, а мы должны решать этот вопрос. Поэтому необходимо постоянно находится в непрерывном диалоге и с населением, и с властями по поводу того, как это сделать.
 
Но тут нужен импульс, и, вероятно, сейчас это необходимо делать "сверху". Тут просто, если есть система отдельного сбора мусора, то люди так или иначе к ней подтянутся – они станут себя более экологично вести. А если нет системы и конкретного примера, тогда к чему вообще можно призывать?
 
 - Каковы планы на будущее?
 
- Мы бы хотели делать намного больше. К сожалению, у нас неважная ситуация с финансированием, поэтому в основном почти все у нас держится на голом энтузиазме. Это ограничивает наши возможности. В данный момент я бы выделила три главных направления  нашей деятельности.
 
Во-первых, это распространение экологического образования и просвещения. Во-вторых, все вопросы, связанные с Байкалом и, в-третьих, прямая работа с общественностью, прежде всего в Приангарье. Мы видим, что, когда проблемы подступают близко, люди так или иначе задаются экологическими вопросами и идут на содействие. Так что объединения граждан и нашей организации по ряду важнейших вопросов также стоит в приоритете.
 
Александр Шелягин

 

Система Orphus
Поделиться информацией:
Обсуждение
Добавить комментарий

Имя:

E-Mail:

Город:

Комментарий:

Код: